Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

«Нуреев» в Большом — как «Покаяние» Абуладзе в канун перестройки

2017

Хит блогов прошлой недели — триумфальная премьера балета «Нуреев» в Большом театре. На поклоны под 15-минутную овацию хореограф Юрий Посохов и композитор Илья Демуцкий вышли в футболках с портретом постановщика спектакля Кирилла Серебренникова. Так они напомнили, что режиссер находится под домашним арестом по уголовному «театральному» делу. На премьере был весь бомонд. Пресс-секретарь главы страны Дмитрий Песков не увидел в постановке ничего провокационного, назвал ее мировым событием. Явлением и выдающимся назвал спектакль Владимир Познер. «Талантливо о великом таланте», — написал экс-министр финансов Алексей Кудрин, он же назвал несправедливым то, что Серебренников не был на своей премьере. На это в твиттере многие замечают, что несправедливо другое: то, что режиссера обвиняют, судят и не дают ему нормально работать.

Балет «Нуреев» сопровождали скандалы. Его должны были поставить в Большом еще в июле. Но спектакль отложили. По данным агентства ТАСС, министр Мединский нашел в балете гей-пропаганду и потребовал переноса. Минкульт опроверг эту информацию. Директор Большого Владимир Урин объяснил перенос балета тем, что он еще не готов. По данным блогосферы, декабрьской премьеры не было бы, если бы Роман Абрамович не поставил вопрос ребром: или дирекция Большого находит в расписании этого года дни для показа спектакля, или он, Абрамович, покидает попечительский совет театра (то есть лишает его финансовой поддержки). Мол, до Романа Аркадьевича дошла информация, что дирекция планировала переносить и переносить спектакль — даже несмотря на то, что самые скандальные моменты летнего прогона, после чего премьеру отменили, в нынешнем варианте были убраны: ни вам фотопортрета голого Нуреева на заднике, ни голого же артиста на сцене. Танец трансвеститов и дуэт Нуреева с Эриком Бруном не в счет.

Анна Голубева

Песков в восторге. Кудрин в восторге. Абрамович в восторге. Собчак в восторге. Эрнст в восторге. Государственные СМИ в восторге. Демократические СМИ в восторге. Гламур в восторге. Чиновники в восторге. В ложе сидел кто-то охраняемый ФСО — непонятно кто, но тоже в восторге. Балет «Нуреев» на глазах превратился в скрепу. Серебренников объединяет нацию. Жалко, он дома сидит и не видит. <…> Все — от государственных газет и телеканалов до иностранных агентов — написали о балете Кирилла Серебренникова примерно одно и то же — долгожданный, талантливый, выдающийся.  <...> Конечно, по-настоящему историческим событие делает то, что режиссер-постановщик в момент своего триумфа сидит под домашним арестом. В трех километрах от Большого. Такого точно не упомнит ни один знаток истории мирового театра.  <...> Было проще: сажали режиссера — закрывали его спектакли, уезжал артист — его клеймили позором. Если перебежчик Рудольф Нуреев выступал на фестивале в Афинах — то советскому Святославу Рихтеру в этом фестивале участвовать не дозволялось.

Кто-то говорит о крепостном театре. В самом деле — режиссер с мировым именем прикован за ногу к кухонному столу и ставит спектакли прямо из своей квартиры: удобно, никакого ущерба казне. Но тоже кривая какая-то выходит аналогия: непонятно, кто тут крепостник-то? Кто его вообще приковал, когда кругом одни его поклонники? Вон они в зале Большого: председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, министр культуры Владимир Мединский, председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, сенаторы, представители администрации президента, депутаты Госдумы, видные ученые, деятели культуры, предприниматели и другие официальные лица — и все рукоплещут. <...> Чтобы постановщик мог услышать эти овации, этим людям пришлось бы прийти к нему на суд. Просто потому, что суд — единственное на данный момент место, где режиссер Серебренников может повидаться с публикой и коллегами.

Попробуем представить: вот автор постановки сидит у телевизора с браслетом на ноге и пытается рассмотреть свою работу, пока репортер канала ТВЦ говорит с экрана: «Уж кого сегодня все высматривают с особым чувством — так это режиссера. Увы, но Кирилл Серебренников вряд ли появится в Большом». Вот Серебренников пытается понять, что у него получилось, — во время прямого включения телеканала «Россия 24» с генеральной репетиции. «Все балеты Кирилла Серебренникова неимоверно кинематографичны», — сообщает между тем корреспондент. И добавляет: «Уникальность балета в том, что никто ничего подобного ранее в мире не делал».

А из сюжета телеканала «Культура» Серебренников узнает, что его балет «уже сейчас хотят видеть на многих фестивалях». Хорошо, если режиссер догадался включить телеканал «Москва 24» — там давали и отзывы из соцсетей, и любительские видосы с премьеры. Проскочило даже снятое телефоном видео с банкета после премьеры, где директор Большого театра Владимир Урин предложил поднять первый тост за Кирилла.

<…> Конечно, телевизор и дальше будет следить за успехами «Нуреева» — они наверняка будут. За такой балет вполне могут и Гос­премию дать. <…> На церемонию вручения в Кремль арестанта Серебренникова Следственный комитет не отпустит — да и саму премию получить ему будет сложно, ведь его счета арестованы. Но о присуждении премии он наверняка узнает — из новостей федеральных телеканалов. Телевизор расскажет арестанту Серебренникову и о том, как желающие попасть на его балет будут ночами дежурить у касс Большого. О том, до каких небес взлетят цены на билеты. О том, с какой помпой «Нуреев» будет гастролировать по миру. Собирать аншлаги. Получать фестивальные награды. Становиться визитной карточкой русского балета XXI века. Телевизор покажет этот балет по всем каналам вместо «Лебединого» — однажды, когда придет время.

BuninCo

Триумфальная премьера «Нуреева» в Большом театре — это не только престижное мероприятие, на которое собрался московский бомонд. Это еще и демонстрация желания элиты жить в глобальном мире, а не в традиционном обществе. То есть в мире, где на ее образ жизни не посягают общественные контролеры, апеллировавшие в советское время к моральному кодексу строителя коммунизма, а в наши дни — к православной религии. Причем и те, и другие обращались за поддержкой к силовым структурам. <...>

Ольга Романова

Обсуждали с умным человеком «Нуреева». Умный говорит: «Ты же понимаешь, что Абрамович купил себе 2 февраля». Кстати, да.

С 1 февраля американские санкции против путинского ближнего круга. А тут отмазка — типа зато я «Нуреева» вот опального пробил, Серебренникова поддержал, с Шевкуновым боролся. Ну и правильно. Хоть так.

Евгений Киселёв

Кого-то сажают за невинный пост в соцсети, кого-то гуманно держат под домашним арестом, как Улюкаева или Кирилла Серебренникова. Режиссера не выпускают на репетицию балета «Нуреев» в Большом, но премьера проходит триумфально, и труппа выходит на поклоны в майках с надписью «Свободу Серебренникову!», а в зале сидят и аплодируют — говорят, некоторые даже до синяков на ладонях — люди, входящие в высшую политическую элиту страны. Ходят слухи, что некоторые из них даже ходят по высоким кабинетам и просят за Серебренникова, но громко об этом не говорят — не по правилам. Да и все равно, говорят, Путин их всех на фиг посылает. Может, заранее знает, что срок режиссеру все равно дадут условный — и волки будут сыты, и овцы целы.

«Эксперт Урал» №51 (753)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама