Догнать Варшаву

Москва, 12.04.2010
«D`» №7 (94)
ФСФР обещает, что в стране появятся акции и облигации иностранных эмитентов. Скорее всего, это будут наши компании, зарегистрированные за границей

Размещение иностранных ценных бумаг на российских биржах — голубая мечта властей, которые никак не могут расстаться с мыслью о превращении Москвы в мировой финансовый центр. Пока что даже российские компании предпочитают размещаться за рубежом. Вспомним хотя бы IPO «Русала» в Гонконге. Строго говоря, алюминиевый гигант и не мог размещаться в Москве, поскольку формально не является российской компанией (акции размещала холдинговая структура United Company Rusal Ltd, зарегистрированная на острове Джерси). Теперь ФСФР торжественно обещает приподнять железный занавес. По словам руководителя службы Владимира Миловидова, первые иностранные ценные бумаги могут появиться на российском рынке уже в этом году.

Почему не к нам?

Ситуация на российских площадках оставляет желать лучшего. После многочисленных остановок торгов во время кризиса инвесторы и эмитенты потянулись в Лондон, где играют по прозрачным и понятным всем правилам. Причем размещаться на крупнейших площадках хотят не только русские компании. В Великобритании доля иностранных ценных бумаг составляет 10,5%, в Германии — 13,7%, в Швейцарии — 26,4%, а на самой крупной, Нью-Йоркской, бирже — 19,8%. В России иностранные бумаги не торгуются, и экспертов это не удивляет. «Российское законодательство не стимулирует развитие финансовых рынков. 80% текста законов посвящено описанию бюрократических процедур, необходимых для появления иностранного эмитента на российской бирже. Большая часть процедур требует получения разрешения или согласования с регулятором. Такое ощущение, что чиновники уверены: если дать волю бирже, то брокерские компании тут же наводнят страну необеспеченными ценными бумагами ненадежных или вообще мошеннических эмитентов», — говорит член комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Кира Лукьянова.

Пока что попытки регулятора привлечь иностранцев на российский рынок успехом не увенчались. После десяти лет обсуждения в конце 2006 года Дума приняла поправки в закон «О рынке ценных бумаг», которые давали зеленый свет созданию РДР — российских депозитарных расписок. Как обычно, полтора года ушло на создание необходимой нормативной базы, однако инвесторы так и не проявили к РДР ни малейшего интереса. В то время как их аналоги — американские и глобальные депозитарные расписки — являются общепризнанным инструментом для выпуска иностранных ценных бумаг на ведущих западных биржах.

После провала с запуском расписок регулятор сделал ставку на прямой допуск иностранных бумаг к торгам, для чего год назад были приняты очередные поправки в закон «О рынке ценных бумаг». Это шаг в правильном направлении, пусть и запоздалый, говорит партнер Herbert Smith Евгений Зеленский. По его словам, для долгового рынка прямое размещение иностранных бумаг намного удобнее, чем РДР.

Биржи и ножи

Сейчас «иностранцы» могут проникнуть на российский рынок двумя путями. Если бумаги еще не прошли листинг за рубежом, добро на их запуск в России дает ФСФР. Если же у заграничных ценных бумаг хорошая репутация, то есть они активно котируются на признанных мировых площадках, запустить торги российские биржи смогут самостоятельно. Правда, пока только в теории. «Допуск иностранных ценных бумаг на российский рынок — это своего рода консервный нож, который позволяет вскрыть банку под названием “российский финансовый рынок”», — откровенно высказывается Миловидов. Пока что иностранный «нож» не смог справиться с российской «жестянкой». Даже списка фондовых площадок, которые признаются в России, еще нет.

Какие же еще препятствия нужно преодолеть забугорному эмитенту, чтобы попасть на столь вожделенный российский рынок? Для начала бумага должна получить международные коды идентификации ценных бумаг и классификации финансовых инструментов. Они нужны для того, чтобы распознать страну происхождения эмитента и получить информацию о выпуске.

Требование о происхождении эмитента отнюдь не случайно. Есть целый список стран, ценные бумаги которых допускаются на российский рынок. Среди них, например, государства, которые входят в Организацию экономического сотрудничества и развития и Комитет Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. Если эмитент хочет попасть на российский рынок, он должен быть учрежден в одной из таких стран или иметь специальное соглашение с российскими властями. Затем проспект эмиссии необходимо зарегистрировать в ФСФР и уже после этого отправляться на биржу.

Миловидов ждет появления первых иностранных бумаг уже в этом году. Это могут быть гособлигации соседних стран или корпоративные бумаги. Судя по всему, первые ласточки прилетят из-за бугра на российский рынок только в конце 2010 года. «На сегодняшний день пока не внесены изменения в Стандарты эмиссии ценных бумаг, Положение о раскрытии информации и Положение об организаторах торговли. Как ожиданиют, эти изменения, затрагивающие вопросы прямого допуска иностранных ценных бумаг на российский рынок, должны произойти к осени», — говорит директор департамента листинга и внебиржевого рынка биржи РТС Оксана Деришева.

Родная часовая зона

Участники рынка единодушны: ждать размещения крупных западных или азиатских компаний на российском рынке не стоит. Рассчитывать можно только на российских эмитентов, которые размещались за рубежом через SPV-структуры, на соседей по СНГ и компании из Восточной Европы, которые хотят выйти на российский рынок. Эмитенты из Украины и Казахстана, которые могли бы прийти в Россию во время нефтяного бума, сейчас облюбовали LSE. Иностранные бумаги спокойно торгуются в Варшаве, которая претендует на роль регионального финансового центра. В опоздавшей России, видимо, будут рассчитывать на собственные силы и применение административного ресурса. На рынке говорят, что власти могут попытаться вернуть те компании, которые размещались на Западе, чтобы избежать ограничений со стороны ФСФР на родине. «“Русал”, “Интегра”, “Глобалтранс”, “Евраз” и многие другие эмитенты формально не являются российскими компаниями, и для размещения своих акций за рубежом им не надо было получать одобрений от российского регулятора», — приводит примеры Евгений Зеленский.

Впрочем, дело не только в том, что Россия опоздала с принятием нормативов. В проблему превращается, например, открытие российскими депозитариями счетов у своих иностранных коллег. «Для многих крупных депозитариев, хранящих и учитывающих иностранные ценные бумаги, которые мы хотим у себя допустить, многие наши участники финансового рынка непонятны, непрозрачны, не воспринимаются адекватно и не воспринимаются тем институтом, с которым можно вести какие-то отношения, открывать счета», — сказал в одном из выступлений Миловидов. Однако при всех своих недостатках российский рынок остается привлекательным благодаря притоку нефтедолларов, который не смог остановить даже кризис. «Надежность инфраструктуры российского рынка ценных бумаг является необходимым, но недостаточным условием для прихода сюда иностранных эмитентов. Для определенной группы участников приход на российский рынок может быть связан с потребностью создать дополнительную ликвидность для своих ценных бумаг в часовой зоне между Дальним Востоком и Европой», — предполагает менеджер PricewaterhouseCoopers Геннадий Бут.

Конечно, у российских бирж есть и плюсы, правда, в основном для соседних стран. Это отсутствие языкового барьера и схожесть правового регулирования. Кроме того, стоимость «входного билета» на российский рынок значительно ниже, чем на популярные площадки США и Европы. «Небольшие иностранные компании могут вообще не иметь доступа к глобальным рынкам до выхода на российский рынок», — говорит Деришева. Видимо, на остальных игроков пока рассчитывать не приходится.

«Российский листинг вряд ли пока будет пользоваться большим спросом у иностранных эмитентов, поскольку у нас нет крупных финансовых компаний, нет большой ликвидности, которая могла бы заставить эмитентов предпочесть Москву Лондону или Гонконгу. Отсутствуют крупные пенсионные фонды. Однако есть ВЭБ, который может брать большие позиции, а также Фонд национального благосостояния, способный инвестировать большие средства. Таким образом, процесс привыкания к российскому листингу будет довольно долгим», — ставит свой диагноз управляющий директор Merrill Lynch Андрей Арофикин.

Правда, ФСФР пока не готова пускать в полном объеме на российский рынок такие популярные на Западе инструменты, как ETF (биржевые индексные фонды). Юристы заранее советуют частным инвесторам не обольщаться и относиться к иностранным ценным бумагам спокойно. «Игра на любой бирже — это рискованное предприятие, поэтому надо очень тщательно относиться к критериям доступа иностранных эмитентов на биржу и выбору финансовых инструментов для инвестирования. То, что бумага эмитирована западной компанией, еще не является гарантией высокой прибыльности», — говорит юрист Goltsblat BLP Михаил Тараруев.

У партнеров

    «D`»
    №7 (94) 12 апреля 2010
    Что говорят
    Содержание:
    Лучшие инвестидеи этой весны: кэш, мобильники, цемент

    D' узнал у управляющих и аналитиков, какие акции им нравятся больше всего

    Реклама