На закате джазового лета

Культура
«Эксперт» №31 (244) 28 августа 2000

Джазовые гулянья в саду "Эрмитаж" уже стали традицией. Не успела отгреметь канонада в честь столетия Луиса Армстронга, как грянул трехдневный марафон "Джаз в саду Эрмитаж". Атмосфера этого фестиваля с каждым годом все больше напоминает столь привычные европейскому жителю музыкальные праздники под открытым небом. Так сказать, культурный отдых всей семьей. Сад - это не консерватория, где не всегда удается поддержать хорошее соло. И не душный прокуренный зал ночного клуба, где не то что присесть - встать негде. В саду каждый член семьи может позволить себе все или почти все: проголодался - закажи ужин на траве с рюмочкой великолепного коньяка постоянного спонсора фестиваля Hennesy, притомился - поспи на земельке часик-другой, засиделся - тащи подружку на авансцену и отплясывай сколько захочется. Ну, а если любишь музыку - слушай то, что дают.

А давали на этот раз много интересного. Каждый день по хорошему вокалу, талантливую и энергичную молодежь на разогрев, восточную экзотику трубача Юрия Парфенова и "Джаз-бас-театра" Алекса Ростоцкого, милое сердцу ретро "Супер-трио" Владимира Данилина и обещанную американскую звезду Донни МакКазлина под занавес.

Спектакль, разыгранный Недой Малунавичюте из Литвы, потребовал от танцующей публики навыков хореографической импровизации и знания движений классических танцев. Как, к примеру, танцевать под великолепно сыгранный квартетом менуэт эпохи барокко? А если он трансформируется в жесткий рок или блюз? А под сказку про Красную Шапочку или под литовскую народную песню с припевом на псевдокорейском языке?

По-настоящему оторваться удалось лишь во время выступления Паскаль фон Вроблевски (Германия). Парочка эвергринов в стиле латино, хиты Хэрби Хенкока, блюзик, песенка Курта Вайля, несколько забавных фраз по-русски - и все счастливы. "Какая попса!" - с видом истинного ценителя джаза пригвоздил певицу к позорному столбу толстый гражданин. "Хорошая музыка для людей", - робко вступились на защиту пританцовывавшие рядом девушки.

Но танцевального апофеоза на закрытии фестиваля не случилось. Ограничение свободы передвижения по авансцене объяснялось просто - на фестивале снимали кино, статистами в котором стали все зрители. Центральная роль была отведена молодому американскому саксофонисту Донни МакКазлину, выступавшему с квартетом Якова Окуня. Музыкант МакКазлин действительно замечательный. И звук, и фразировка говорили сами за себя. К тому же вирус звездной болезни и национального высокомерия обошел Донни стороной - хотите, будем играть Сонни Роллинса, хотите - Якова Окуня. Лишь бы музыка была хорошая. И она действительно была самой интересной за все эти дни.