Еврейские мелодии

Культура
Москва, 16.07.2001
«Эксперт» №27 (287)
Израильские музыканты в отличие от своих слушателей не считают музыку Вагнера фашистской

Известнейший израильский дирижер Даниэль Баренбойм совершил 7 июля отчаянный поступок, который одни его соотечественники сочли подвигом, другие - подлостью. Баренбойм выступал в Иерусалиме с берлинским оркестром Staatskapelle и исполнил на бис увертюру к опере Рихарда Вагнера "Тристан и Изольда". Часть публики повскакивала с мест и с криками "фашист!" покинула зал, большинство осталось до конца и заглушило последние аккорды экстатическими аплодисментами.

Как это было

Вообще-то Вагнер должен был идти в основной программе - Баренбойм, крупнейший современный интерпретатор немецкого классика, собирался играть "Валькирию". Но сначала запротестовала израильская филармония, потом разборка докатилась до кнессета, который с подачи своего президента Аврахама Бурга вынес резолюцию, рекомендующую Баренбойму воздержаться от исполнения.

Уже более шестидесяти лет Вагнер в Израиле фактически под запретом. 10 ноября 1938 года, через день после Хрустальной ночи - организованного национал-социалистами по всей Германии гигантского еврейского погрома - в Тель-Авиве должен был состояться концерт, открыть который предполагалось увертюрой к "Нюрнбергским мейстерзингерам". Музыканты отменили намеченное исполнение как этически сомнительное. С тех пор любая попытка исполнить в Израиле Вагнера заканчивалась страшным скандалом. Когда в 1981 году другой крупнейший дирижер Зубин Мета, музыкальный директор израильской филармонии, решил сыграть на бис фрагмент из того же "Тристана", зал покинули не только некоторые зрители, но даже двое оркестрантов, и маэстро был вынужден прервать выступление. Через десять лет ситуация повторилась с Даниэлем Баренбоймом, а еще через десять, а именно в позапрошлую субботу, Баренбойм решился, несмотря на протесты, довести дело до конца. Реакция на каждый из этих концертов не ограничивалась бурными эмоциями в зале и переходила в публичную перебранку с участием ведущих политиков страны.

Аргументы

У противников исполнения Вагнера есть два аргумента: во-первых, композитор был оголтелым антисемитом, а во-вторых, его музыка может оскорбить чувства жертв Холокоста, ведь в Третьем рейхе Вагнер звучал не только на партийных мероприятиях, но и сопровождал узников концлагерей на пути в газовую камеру. Доводы более чем серьезные, однако уровень дискуссий далек от предметного. Антисемитизм Вагнера не был для XIX века явлением из ряда вон выходящим. Мнение Вагнера, что засилье евреев губительно для музыки, мало чем отличается от высказываний Чехова, объяснявшего все беды русской литературы тем, что "все наши критики - евреи". Разница лишь в том, что большинство, подобно Чехову, ограничивалось при высказывании подобных взглядов частной перепиской. Вагнер же, претендовавший на роль властителя умов, писал погромные памфлеты и вывел-таки свои предубеждения на теоретический уровень: например, быстрые темпы при исполнении симфоний Бетховена, которые предпочитал наиболее влиятельный дирижер середины XIX века Феликс Мендельсон, он считал "типично еврейскими". "Для Мен

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (287) 16 июля 2001
    Торговля с украиной
    Содержание:
    Обзор почты
    Тема недели
    Экономика и финансы
    Общество
    На улице Правды
    Реклама