Разговор с космонавтом

Общество
«Эксперт» №40 (300) 29 октября 2001
Размышления Юрия Батурина о сути вещей

Замечательное отличие космонавта Батурина от большинства его коллег состоит в том, что, прежде чем попасть в космос, он добился больших успехов в совершенно земных занятиях. В начале 90-х он был соавтором Закона о печати СССР и Закона о печати России. С 1991 года занимал различные посты на государственной службе. Работал помощником Ельцина по юридическим вопросам, помощником по национальной безопасности, секретарем Совета обороны РФ и т. д. Одновременно возглавлял ряд правительственных комиссий. Помимо работы на государственной службе с 1993 года преподавал в Школе права СМИ. Батурин - очень образованный человек. Доктор юридических наук, владеет шестью языками.

Однако в 1997 году он зачем-то оставил государственную службу и решил лететь в космос. В августе 1998 года Батурин совершил свой первый одиннадцатидневный полет в качестве космонавта-исследователя. В апреле-мае этого года летал в космос на восемь дней в качестве бортинженера. За два рейса налетал 19 дней 17 часов 45 минут 36 секунд.

Юрий Батурин убежден, что человека можно описать физико-химическими реакциями, но сущность космоса физическим не ограничивается.

Схема и жизнь

- Вы, наверное, с детства хотели космонавтом стать?

- Вовсе нет. С пятого по восьмой класс я хотел быть летчиком. Все возможные книги прочитал. Но потом у меня обнаружилась близорукость, и я решил, что летчика из меня не получится. Тогда я начал обдумывать альтернативные пути. Первое, что мне пришло в голову, - стать дипломатом. Я зачитывался мемуарами, книгами по международным отношениям. Позже появилась идея стать журналистом. Я стал писать рассказы, мне очень нравилась работа со словом, и я решил поступать на журфак. Но так случилось, что я закончил школу в год, когда одиннадцатилетнюю школьную систему переводили на десятилетнюю. В тот год было два выпуска, и конкурс в институты был, соответственно, в два раза выше. Родственники и знакомые убедили меня, что на журфак я не поступлю, потому что не было стажа, хотя школу я закончил с золотой медалью. Теперь я думаю, что я правильно сделал, потому что в журналисты надо идти, понимая, чего ты хочешь, и посмотрев жизнь. Я поступил в МФТИ.

- Но ведь физика и журналистика требуют разных способностей.

- Меня бросало то в одну, то в другую сторону. В том возрасте я не мог знать, что такое физика, что такое журналистика, что такое работа дипломата. Это можно понять только попробовав. Мне как-то попалась фраза канадского юмориста Стивена Ликока: "Он вскочил на коня и помчался в разные стороны". Тогда мне показалось это странным, а теперь я понимаю, что это просто такая жизненная модель.

- Но нельзя же заниматься всем одновременно.

- Вы знаете, как решает задачи вычислительная машина? Допустим, есть три задачи: одна более сложная, другая менее, третья самая простая. Ресурс у машины большой, памяти достаточно, и каждую задачу она решает, разбив на такты, то есть не последовательно - сначала одну, потом другую, затем третью, а параллельно: часть одной задачи, часть другой, часть т