Анна и капитал

На улице Правды
Москва, 15.04.2002
«Эксперт» №15 (322)
То, что нам кажется таким новым и актуальным в российской жизни - потребительский бум, эффективный менеджмент, проблемы агропрома, - уже давно описано Львом Толстым

Роман "Анна Каренина" обычно читают в ранней юности. По прошествии долгих лет учебы и тягостных трудов в голове остается лишь "все смешалось в доме Облонских" да поезд, под который бросилась главная героиня. Особо памятливые могут еще назвать Вронского, его лошадь Фру-Фру и стреляющего уток Левина. Примерно с такой чередой воспоминаний о знаменитом романе брала и я увесистый томик вновь, когда волею судеб оказалась заперта в четырех стенах.

Но не сцены охоты, скачек или интимных переживаний четы Карениных стали теперь самыми интересными. Оказалось, что вопросы взаимоотношения человека и денег, работодателя и подчиненных описаны в романе не менее ярко, чем страдания Анны. И несмотря на прошедшие полтора века, теперешние проблемы и нужды русских людей с капиталом изменились не сильно.

Открытия начались буквально с третьей главы. Вот, поскандалив с женой, Стива (Облонский, тот самый, у которого все смешалось в доме, родной брат Анны) собирается на работу в присутствие (или, по-нынешнему, в офис). "Одевшись, Степан Аркадьич прыснул на себя духами, выправил рукава рубашки, привычным движением рассовал по карманам папиросы, бумажник, спички, часы с двойной цепочкой и брелоками и, встряхнув платком, чувствуя себя чистым, душистым, здоровым и физически веселым, вышел... в столовую..." А ведь арсенал нынешнего делового человека почти не отличается от джентльменского набора Стивы. Только часы из карманных превратились в наручные, а место в кармане занял мобильный телефон.

Читаем дальше. Свояк и друг Стивы владелец крупных сельхозугодий Левин никак не может управиться со своим хозяйством. Он и книжки научные читает, и новые культуры сеет, да никак не сделает бизнес прибыльным. И все из-за крестьян: они и не выполняют в срок его указаний, и крадут, и нормального управляющего на них найти невозможно. И вот Левин останавливается по дороге у одного зажиточного мужичка. "Старик снял десять лет тому назад у помещицы сто двадцать десятин, а в прошлом году купил их и снимал еще триста у соседнего помещика. Малую часть земли, самую плохую, он раздавал взаймы, а десятин сорок в поле пахал сам своею семьей и двумя наемными рабочими. Старик жаловался, что дела шли плохо. Но Левин понимал, что он жаловался только из приличия и что хозяйство его процветало. Если бы было плохо, он не купил бы по ста пяти рублей землю, не женил бы трех сыновей и племянника, не построился два раза после пожаров, и все лучше и лучше... Он был и не прочь от нововведений. Он сеял много картофеля, и картофель его, который Левин видел подъезжая, уже отцветал и завязывался, тогда как у Левина только зацветал. Он пахал под картофель плугою, как он называл плуг, взятый у помещика. Он сеял пшеницу. Маленькая подробность о том, что, пропалывая рожь, старик прополонной рожью кормил лошадей, особенно поразила Левина. Сколько раз Левин, видя этот пропадающий прекрасный корм, хотел собирать его; но всегда это оказывалось невозможным". Ну чем не success story! А ведь и сейчас на российских просторах можно

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (322) 15 апреля 2002
    Статус центрального банка
    Содержание:
    Иные проблемы

    Законодательство о Банке России действительно нуждается в изменении. Но необходимая модернизация должна быть гораздо шире той, что обсуждается сейчас в Государственной думе

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама