Призраки новой оперы

Культура
Москва, 01.07.2002
«Эксперт» №25 (331)
Как ни пытаются Мариинка и Большой ввести моду на современную отечественную оперу, ничего авангарднее прокофьевской "Повести о настоящем человеке" пока не сыскать

В России уже свыклись с тем, что опера - это нудноватое пение в кокошниках или пудреных париках, даже если на сцену и выкатят старые "Жигули", то оттуда обязательно выпорхнут Кармен с Аидой. Слова "новая опера" для нас означают новую сценическую версию шедевра столетней давности. Никому и в голову не приходит, что в России есть композиторы, способные писать серьезную музыку. Вот почему идею Большого и Мариинского театров заказать сочинение оперы сегодня воспринимают скептически и театралы, и сами музыканты.

Последняя опера Гергиева

Половина зала давилась от хохота, другая - пыталась понять, над чем же смеется первая. Сбитые с толку иностранные гости Мариинского театра были лишены возможности веселиться, потому что не понимали текста, распеваемого русскими оперными звездами. Наших же театралов не могли не веселить сдобренные крепкой русской бранью ариозо про курицу-партизанку, председателя колхоза и "сволочей-фашистов". Впрочем, самые смешные пассажи, с одами "грибочкам" и хоровым "бредом" - "отрежем, отрежем Мересьеву ногу", гости музыкального фестиваля "Звезды белых ночей" так и не услышали, потому что для концертного исполнения была выбрана не первая, а вторая редакция "Повести о настоящем человеке" - последней оперы Сергея Прокофьева.

Петербуржцы и гости северной столицы уже привыкли, что к каждому фестивалю "Звезды белых ночей" худрук Мариинского театра Валерий Гергиев готовит сногсшибательную премьеру оперы кого-нибудь из мировых классиков - с роскошными костюмами и декорациями. В последние годы питерскую сцену оккупировали грандиозные опусы Рихарда Вагнера, мариинцы грозились даже поставить все "Кольцо Нибелунга" - весь цикл из четырех опер, который считают в мире вершиной жанра.

И вот в нынешнем году Гергиев развернул фестиваль на 180 градусов: решил сделать центральным его событием концертное исполнение последней, по мнению критиков, самой неудачной, оперы Сергея Прокофьева. С чего вдруг такой вираж? Нет денег на новую постановку? В это верится с трудом. Пусть даже огромный грант американца Альберто Вилара в 14 млн долларов, не так давно пожалованный театру, уже исчерпан, но ведь Гергиев тем и славен, что ему всегда удается доставать средства на премьеры. Стало быть, речь идет о кардинальном обновлении репертуарной политики театра.

Постановкой "Повести о настоящем человеке" Мариинка венчает антологию прокофьевских опер - ведь только для этого произведения у театра не было пока сценической версии. К тому же "Повесть" - единственная опера Прокофьева, которую еще не знают на Западе и почти не помнят в России: в 1948 году ее забраковал ленинградский худсовет, а посмертная версия (1960 года) Большого театра недолго продержалась в репертуаре.

Ни для кого не секрет, что Мариинку и Гергиева Запад давно воспринимает как законодателей моды в русской опере. Но питерский театр уже поставил практически всю популярную отечественную классику, возможностей для маневра и обновления репертуара у него остается все меньше. К его академическому качеству испол

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (331) 1 июля 2002
    Чемпионат мира по футболу
    Содержание:
    Свисток против мяча

    Скандальные попытки FIFA программировать и контролировать спортивный ход чемпионата мира по футболу привели к глубокому кризису и самой федерации, и всего футбольного бизнеса

    Наука и технологии
    Реклама