Скрытая угроза

Тема недели
«Эксперт» №24 (471) 27 июня 2005
Благоприятная внешнеторговая конъюнктура, перенакопление валютных и бюджетных резервов не способны остановить стагнацию производства и инвестиций
Скрытая угроза

Обнародованные Росстатом итоги работы российской промышленности в мае повергли в шок высокопоставленных чиновников и аналитиков. По итогам пяти месяцев промышленное производство выросло лишь на 3,6% по отношению к соответствующему периоду прошлого года, а непосредственно майский уровень выпуска оказался лишь на 1,4% выше прошлогоднего. Официальный прогноз МЭРТ и так фиксирует заметное торможение роста в промышленности - с 6,1% по итогам прошлого года до 4,6% в 2005 году. Теперь реальность даже этого весьма скромного ориентира вызывает у многих наблюдателей большие вопросы.

Конечно, МЭРТ так просто от своих цифр не откажется. Так, повысить целевой уровень инфляции на 2005 год с 8 до 10% годовых он скрепя сердце решился лишь после четырех месяцев очевидно сверхплановой ценовой динамики. Вот и сейчас чиновные экономисты заявили, что официальный прогноз роста промышленности на этот год остается в силе. Чуть более развернуто, но подчеркнуто спокойно прокомментировал майскую заминку роста начальник экспертного управления президента РФ Аркадий Дворкович. Он связал ее с приостановкой роста в нефтедобывающей промышленности из-за снижения добычи ЮКОСом и слишком высокой налоговой нагрузки в отрасли, а также с падением выпуска легковых автомобилей. Последнее, впрочем, по его мнению, носит характер паузы, связанной "с недостаточной компенсацией падения производства отечественных автомобилей за счет увеличения сборки иностранных автомобилей". Г-н Дворкович выразил уверенность, что уже в июне рост промпроизводства ускорится и по итогам года выйдет на плановый уровень 4,6%.

Однако если внимательно изучить помесячную динамику промышленного производства, очищенную от влияния календарного и сезонного факторов, то от оптимизма правительственных экспертов не останется и следа. Промышленность начала притормаживать еще в середине прошлого года, зимой темпы роста рухнули почти до нуля, а весной и вовсе вышли в минус. В постдефолтный период лишь осенью 2002 года наблюдался столь же серьезный спад производства. Тогда экономика сумела выбраться из стагнации, нащупав новую модель роста, ориентированного преимущественно на внутренний рынок, взамен исчерпанной девальвационной модели. Однако уже в прошлом году эта спасительная модель была фактически сломана резким ужесточением налоговой нагрузки в нефтянке, фронтальным переходом к драконовским методам налогового администрирования, существенным усилением роли государства в ТЭК и банковском секторе. "Экономическая политика достаточно ярко выраженной либеральной направленности первого президентского срока исчезла, - считает старший экономист ИК 'Тройка Диалог' Евгений Гавриленков. - Бизнес дезориентирован: наблюдается явный кризис доверия и у бизнеса, и у населения. Население не просто тратит больше денег, оно покупает более качественные импортные товары. А спрос на отечественные товары еще больше падает. Всплеск спроса стимулировал только одну отрасль экономики - торговлю. Мы сломали позитивный тренд рыночной диверсификации эконо