Геополитика справедливости

Политика
Москва, 13.11.2006
«Эксперт» №42 (536)
Главный геополитический ресурс России на постсоветском пространстве — справедливость и доверие народов. Отказываясь от них, Россия обречена проигрывать и терять своих стратегических союзников

С лидером партии «Новые времена» Арамом Карапетяном мы беседовали, прогуливаясь по вечернему Еревану. О том о сем: об Армении, ее истории за последние пятнадцать лет, о московских пробках, о жизни людей в Ереване и остальной стране. И только идущие впереди охранники внушительного вида напоминали о том, что разговор идет с лидером радикальной оппозиции — главным «оранжевым революционером» Армении. А еще наша беседа постоянно прерывалась прохожими, которые просто подходили к Карапетяну, здоровались, жали руку и что-то говорили. Все это выглядело крайне мирно и спокойно. Да и то, что говорил Карапетян, при всей жесткости никак не подходило под образ армянского Саакашвили — распаленного революционера-романтика. Карапетян действительно очень необычный «оранжевый» лидер. Хотя бы потому, что придерживается жесткой пророссийской ориентации. И меня в первую очередь интересовало, как он, армянский политик-оппозиционер, один из самых осведомленных представителей армянской элиты — во всяком случае, так мне его рекомендовали, — видит российскую политику в регионе.

— Сегодня, в связи с обострением российско-грузинских отношений, много разговоров о том, что Россия теряет или уже потеряла Закавказье. Много говорят о необходимости новой российской политики в регионе. А что такое сейчас российская политика в Закавказье, как она выглядит из Армении?

— Честно вам сказать, я никакой цельной политики России не вижу. Есть отдельные люди в российской власти и около нее, которые имеют какие-то свои идеи, что-то формулируют. Но попробуйте взять интервью у государственных лиц, никто вам не скажет четко, какие интересы имеются у России в Армении и на Кавказе вообще. Все говорят: это зона интересов России, но что за интересы, никто сформулировать не может. Есть только самые общие установки: чтобы сохранить контроль, чтобы не было Америки — всё. А для чего этот контроль? Как его осуществлять? Что противопоставить американской политике, непонятно ни нам в Закавказье, ни, думаю, в самой России. В итоге вся российская политика, не только в Закавказье, но и везде на постсоветском пространстве, сводится к контактам с существующей властной элитой, поддержке существующих режимов.

— А что в этом плохого?

— Кажется, что это удобно и просто — поддерживать правящую элиту, привязывая ее к себе финансово, политически, через ту же коррупцию. Но это слабая и бесперспективная позиция, особенно для России. России сейчас удобно, чтобы в Армении была видимость стабильности, но это только видимость. В стране идут разные процессы, она развивается, и нынешнее положение вещей, с тотально коррумпированной властью и тотальным ее контролем над экономикой и политикой, уже не устраивает нацию. Можно не замечать эти процессы, можно их игнорировать, но такая страусиная политика рано или поздно обернется поражением. Как это было в Грузии, на Украине. Три года мы говорили, что в Грузии произойдет революция, придут к власти новые люди, но в Москве нас уверяли, что мы не понимаем ситуации, что Шеварднадзе сох

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (536) 13 ноября 2006
    Водка
    Содержание:
    Водочная эпидемия

    Ужесточение алкогольной политики — вопрос сотен тысяч человеческих жизней, а в конечном итоге — выживания нации

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Реклама