На окраине закона

Русский бизнес
«Эксперт» №40 (581) 29 октября 2007
На украинском Кременчугском НПЗ произошел вооруженный захват власти, от которого пострадала российская «Татнефть». После выборов над республикой забрезжил призрак передела собственности. Издержки этого процесса украинскую элиту, похоже, не пугают
На окраине закона

О силовых захватах крупнейших предприятий в России в последнее время начали подзабывать. Последний громкий случай — силовой захват Качканарского ГОКа — произошел в январе 2000 года. С тех пор методы борьбы за активы изменились, стали менее грубыми и менее публичными, что в немалой степени связано с усилением роли государства в экономике. Интересы же «классических» рейдеров сместились на заводики двумя порядками меньше — подальше от внимания СМИ и чиновников.

Но вот на Украине фокусы с вооруженным десантом на крупные предприятия еще проходят. На прошлой неделе силовому захвату подвергся Кременчугский НПЗ. Местные чиновники на словах поддерживают пострадавших, то есть российскую «Татнефть», но решительных действий не предпринимают, опасаясь действий нового, пока не сформированного правительства. Захватчики, судя по всему, представляют интересы группы «Приват» и Юлии Тимошенко, фактически будущего премьера. И это лишнее подтверждение слабости и раздробленности центральной власти в этой стране и грядущей новой волны передела собственности.

Мы делили НПЗ

ЗАО «Укртатнафта» (в такой форме сейчас обретается Кременчугский НПЗ) было создано в 1994 году. 61% капитала компании распоряжалось украинское Минимущества, 37% было у Минимущества Татарстана и «Татнефти», еще 1% — в руках миноритариев. Появление татарстанских нефтяников в капитале НПЗ было вполне оправданно, ведь именно они поставляли нефть на переработку. Более того, учредительными документами ЗАО «Укртатнафта» было зафиксировано положение, по которому Украина и Татарстан должны иметь равный контроль над предприятием. Фактически это означало, что реальный оперативный контроль над Кременчугским НПЗ отошел к «Татнефти».

Естественно, российские акционеры были прямо заинтересованы и в получении контроля в капитале. Однако им, по-видимому, не удалось добиться разрешения властей на приватизацию госпакета. Вместо этого в 1999 году последовала продажа 18-процентного пакета госакций двум малоизвестным компаниям — SeaGroup International PLC и AmRuz Trading AG, судя по всему, связанным с татарстанским капиталом. Мы не можем сейчас судить о степени законности этой сделки, хотя выглядела она нечистоплотно — прошла без разрешения антимонопольного ведомства и по инициативе не государства, а тогдашнего руководителя предприятия Владимира Матыцина (он известен тем, что ухитрился передать часть установок НПЗ в аренду сторонним компаниям, за что позже был отправлен в отставку).

Удивительно, что фактически до 2005 года эта сделка не вызывала особого возмущения на Украине (хотя с 2001 года вялотекущее ее оспаривание в местных судах и велось). Видимо, украинских чиновников ее полулегитимный статус вполне устраивал — и заработать на этом, вероятно, удалось, и российские партнеры довольны, а озабоченные «распродажей родины» избиратели видели, что государство блюдет их интересы и разбирается в деталях сомнительной операции.

Все изменилось в сентябре 2005-го, в последние дни премьерства Юлии Тимошенко. Тогда Высший хозяйствен