Точка опоры

Спецвыпуск
«Эксперт» №42 (631) 27 октября 2008
Продолжение реализации крупных инвестиционных проектов и финансирование развития инфраструктуры и промышленного производства будет эффективно только при условии масштабного участия коммерческих банков, страховщиков и частных управляющих компаний. Существующая модель государственно-частного партнерства при денежном голоде банковской системы приведет нас в тупик
Точка опоры

Продолжившееся во второй половине 2008 года расползание американского кредитного кризиса похоронило последние надежды на возврат к прежней модели развития, когда российские банки брали (фактически под залог размещенного за рубежом Стабфонда) сравнительно дешевые деньги и с прибылью раздавали их российским заемщикам. Из этой цепочки надолго выпало ключевое звено — транснациональные финансовые институты, которым потребуется время на рекапитализацию и переоценку рисков.

Эра «дешевых денег» закончилась, а растущие потребности российской экономики и населения в банковских услугах остались. Огромны потребности реального сектора экономики в обновлении производственной базы и инфраструктуры, рост доходов и уровня финансовой грамотности населения сформировал устойчивый спрос на финансовые инструменты. Мощная суверенная финансовая система требуется государству для проведения макроэкономической политики и реализации масштабных госпроектов.

Выстраивать суверенную систему в существующих непростых условиях необходимо за счет более активного вовлечения финансовых институтов в механизмы государственно-частного партнерства.

Нынешняя модель частно-государственного партнерства не стимулирует эффективное взаимодействие. Причины, по большому счету, две. Первая: принцип «разделения труда» дестимулирует нацеленность на результат. К примеру, государство и частный бизнес договариваются вместе развивать некий производственно-инфраструктурный кластер. Государство берется строить железную дорогу из точки А в точку Б, а частный инвестор — предприятие в точке Б. При этом деньги выделяются некредитные, риски не управляются и не страхуются в значительной степени, в результате сроки срываются, частный инвестор, который не несет бремя риска по инфраструктурной части задачи, не контролирует эффективность этих инвестиций, а государство не может контролировать, что в итоге в точке Б построит частный инвестор. Вообще такое взаимодействие в отсутствии рыночных стимулов и внешнего мотива (например, банковского риск-менеджмента и кредитного механизма) вырождается в отличную «кормовую базу» для чиновников. И не более того. Вторая причина: банки, страховые и управляющие компании очень слабо задействованы в проектах ЧГП. Их либо не пускают в эту сферу (см. пункт первый), либо они не имеют возможность фондирования под такие сроки и масштабы проектов. А это уже фундаментальная проблема нашей финансовой системы. То, что уже набило оскомину и, пожалуй, даже стало общим местом, — нет длинных денег. Могут ли они появиться? Тем более в такой непростой ситуации, как сейчас?

На поклон к государству

Мировая финансовая система вступила в период повышенной волатильности, и в ближайшие полгода-год рассчитывать на высокие темпы привлечения средств частного сектора не приходится. В этих условиях использование части накопленных сбережений государственных и квазигосударственных структур, направленное на смягчение дефицита ресурсов, оправданно. Альтернатива — «кредитная заморозка», острый дефицит оборотны