На фоне культуры

Книги
«Эксперт» №32 (716) 16 августа 2010
На фоне культуры

Если бы швед Клас Эстергрен написал рассказ или повесть под названием «Дело Хогарта», оставив заголовок и содержание сюжета одной из глав своего романа, этого было бы вполне достаточно. В этой финальной части произведения один из джентльменов, поэт Лео, ввязывается в расследование темного дела времен Второй мировой войны — о загадочном исчезновении людей. О нем больше других знает и может рассказать старый газетчик Хогарт, но он отчего-то не торопится вытаскивать на свет божий скелеты из своих шкафов. Новоявленный детектив разыскивает молчуна, получает папку с документами о шведской военной индустрии и ее связях с Третьим рейхом и находит человека, который многое знает. Все вроде бы катится к развязке, но кто-то убирает Хогарта, а потом другого фигуранта. Исчезает и сам сыщик-любитель.

Эта детективная история — самая интересная в сочинении Эстергрена — обрывается намеком на то, что и другой джентльмен, боксер и джазовый пианист Генри, братец Лео, тоже причастен к таинственному делу и то ли похищен, то ли убит. На их друга — третьего джентльмена, писателя Класса, — совершено покушение, ему пробили череп, но он остался жив и рассказывает, что с ними со всеми приключилось и что было до того, как парни пропали.

Повествование, начатое вполне энергично, довольно быстро «сдувается» из-за чрезмерно подробных описаний детства, юности, смакования пристрастий и привязанностей героев. Как из рога изобилия, на голову читателя сыплются цитаты из поэтических упражнений одного и куча имен музыкальных кумиров другого. Понятное дело, люди они творческие, но зачем же стулья ломать? Словом, из попытки Класа Эстергрена сделать культуру 60–70‑х годов прошлого столетия, времени действия романа, еще одним «героем» своей прозы вышло одно занудство. Детектив же получился вполне увлекательный.