Тот, кто вправе требовать

Человек года
«Эксперт» №50 (734) 20 декабря 2010
«Человек 2010 года» по версии журнала «Эксперт» — Новый Гражданин России. Многочисленные события уходящего года демонстрируют, что в нашей стране стремительно формируется новый слой политически активных людей
Тот, кто вправе требовать

На этот раз мы не смогли вы­б­рать одного конкретного человека, в котором однозначно проявилась бы главная тенденция года. Хотя тенденция эта, на наш взгляд, очевидна — рост общественно-политической активности рядовых граждан России.

Первым событием из этого ряда стали акции протеста в Калининграде, уже они задали новый формат гражданской активности. Помимо привычных социальных требований в калининградском протесте — пожалуй, впервые в России — зазвучало деятельное начало: поддержанные местным бизнесом акции фактически были направлены на расширение возможностей местного бизнеса в своем регионе. Далее, как говорится, везде. Приморские «партизаны». Интернет-клип рэпера Noize MC по поводу аварии на Ленинском проспекте в Москве — и акции «синих ведерок». Химкинский лес, Кадаши — и продолжение эпопеи вокруг питерского Охта-центра. Нижнетагильское дело Егора Бычкова. Станица Кущёвская, так много нам рассказавшая о реальной ситуации в регионах. Гражданский протест по поводу июльского убийства на Чистых прудах в Москве болельщика «Спартака» Юрия Волкова (и реакции правоохранительных органов) — и уже совершенно взрывной протест после аналогичного убийства Егора Свиридова.

Выделить какое-то одно из этих событий, какую-то одну персону — значит не только символически заузить тему, но и в силу конкретности ситуации придать ей определенную двусмысленность. Поскольку практически все эти события либо лишены однозначности, либо недостаточно масштабны; поскольку в каждом деле есть свои нюансы и нравственные дилеммы. Тем не менее — в важной для нас трактовке — мы бы выделили дело Егора Бычкова и акции футбольных болельщиков.

Именно в этих двух акциях наиболее наглядно проявилось, что выросшая гражданская активность направлена не против государства. Наоборот, люди так или иначе требуют возвращения государства: указывают, что государство не исполняет априори возложенные на него функции и либо пытаются заместить собой эти функции (как в деле Бычкова), не посягая на государство как таковое, либо активно требуют выполнения этих функций (как в случае с футбольными фанатами). На наш взгляд, это и есть новая гражданская позиция: все больше людей чувствуют себя вправе требовать от государства вернуться к своим прямым обязанностям, а значит, считают государство своим.

Гражданин и государство — вот центральная коллизия 2010 года.

Кто-то из политических аналитиков по случаю заметил, что в речах должностных лиц России вместо вполне уместных слов «гражданин, граждане» все чаще используется «наши люди». Мы-де должны позаботиться о «наших людях». Но, оказывается, «наших людей» уже нет, и государственным деятелям придется привыкать к слову «гражданин».

 Истоки нынешней квазипатерналистской модели понятны: само российское общество довольно долго соглашалось на нее. С одной стороны, народ предпочитал заниматься своими делами, не желая, чтобы в них кто-то вмешивался, и искренне — до недавних пор — не понимая, зачем ему вообще нужно государство. С другой — это устраивало не только влас