Невиновный и патентованный

Повестка дня
«Эксперт» №13 (796) 2 апреля 2012
Невиновный и патентованный

Уголовное дело против Дмитрия Гаева, бывшего начальника Московского метрополитена, закрыто за отсутствием состава преступления. Следственный комитет МВД объявил, что Гаев получил от метрополитена 112 млн рублей законно, а не путем злоупотребления служебным положением.

Глава московской подземки ушел в отставку около года назад, отработав на своей должности пятнадцать лет. Тогда Контрольно-счетная палата Москвы заявила, что общий ущерб от нарушений в деятельности метрополитена с 2008-го по 2010 год составил 3,3 млрд рублей. О нарушениях говорила и Генпрокуратура, предложившая отправить Гаева в отставку.

В марте прошлого года в отношении Гаева было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 201 УК РФ «превышение должностных полномочий», что грозило четырьмя годами лишения свободы. По версии следствия, руководитель подземки «создал систему личного обогащения за счет возглавляемой им организации». Суть претензий состояла в том, что Гаев выдавал за собственные изобретения технические разработки, внедренные за счет средств ГУП «Московский метрополитен». Охладитель вентилируемого воздуха, рельсовое скрепление со шпалой, способ прокладки тоннеля метро глубокого заложения, рама двухосной тележки — далеко не полный список запатентованных Гаевым ноу-хау, за использование которых платил метрополитен.

Однако из всей этой россыпи патентов следствие заинтересовалось только относящимися к «Автоматизированной системе оплаты проезда и проверки проездных документов на транспорте». Гаев внедрил эту систему в 1997 году, а патент на ее разработку получил в 1998-м. Позже был заключен лицензионный договор между ГУП «Московский метрополитен» и автором патента, согласно которому последний получал в качестве вознаграждения 112 млн рублей — 12 млн единовременно и по 10 млн ежегодно в течение срока действия патента. Но фактически деньги выплачивались и когда срок патента истек.

Сам начальник столичного метро, уехавший с согласия следствия на лечение за границу, свою вину отрицал с самого начала расследования, заявляя, что не понимает, в чем суть претензий следственных органов, и выражал уверенность в том, что его оправдают. Сами силовики тоже сомневались, что итогом расследования станет обвинительный приговор экс-чиновнику. В начале марта заместитель главы Следственного комитета МВД Александр Ягодин назвал дело Гаева крайне сложным, сообщив, что все махинации бывшего руководителя метрополитена «базировались на нормах права, которые были наименее отрегулированы в российском законодательстве на тот момент».

Большие начальники нередко получают патенты на ноу-хау, разработанные подведомственными им структурами. Обычно это делается из соображений престижа, но Гаев придумал, как этот престиж капитализировать. Формально все по закону. Чтобы доказать виновность бывшего главы метрополитена, следствию нужно было доказать, что на самом деле он не участвовал в создании изобретения. Как минимум для этого нужны показания ученых и инженеров, непосредственно занимавшихся разработкой. То ли