Для успешной социально-экономической модернизации регионов Северного Кавказа необходимо опереться на самостоятельно сформировавшиеся отраслевые кластеры

Фото: Thomas Dworzak / Magnum / Grinberg Agency

И экспертный, и бюрократический взгляд на Северный Кавказ имеют общее свойство — отсутствие целостной, динамичной картины происходящего. Неопределенность эта превращает аналитику в бытовую конспирологию, прогнозирование — в эсхатологию, политические решения — в заклинания, а «инвестиционные проекты» — в воздушные замки с быстрорастущими операционными расходами.

В сознании обывателя Северный Кавказ — это такой Мордор, страна темного властелина. Оттуда распространяется тьма, полчища орков и погибель цивилизации. Рецепты обсуждаются соответствующие: «хватит кормить Кавказ», «пусть отделяются», «всех разбомбить» и т. д. Любая аргументация экспертов, даже опыт личной дружбы с выходцами из республик Северного Кавказа, не могут затмить этот пугающий образ. Казачьи патрули губернатора Ткачева, негласный запрет на прием на работу и на призыв в армию кавказцев, «паспортизация» автобусных перевозок и другие «меры» — смесь паранойи и конкретных политических и коммерческих интересов, не имеющих ничего общего с рациональной стратегией развития региона. Более того, все это — верный способ усугубить проблему: Северный Кавказ — всего лишь зеркало Москвы.

Фронтир суверенитета

В обывательской формуле «Кавказ не Россия» есть определенный смысл. На Юге России государственные институты деградировали глубже, чем в других регионах страны. Кавказ от «не Кавказа» отделяется широким фронтиром — от Ставропольского края, в котором институты социальной поддержки населения выглядят лучше, чем институт собственности, до Дагестана, где практика применения насилия скорее соответствует средневековой борьбе рыцарей-феодалов, а не современному государству с полицией, охраняющей жизнь и собственность налогоплательщиков, где социальные программы превратились в топливо для патрон-клиентских сетей.

Экспертные рекомендации про «деньги в обмен на институты» повисают в пустоте. Предложение денег избыточно. Зато предложение институтов отсутствует. Существующие правила игры позволяют с минимальными издержками осваивать бюджеты, но попытки реформирования этих правил сулят дополнительные расходы и риски.

Вопрос не в том, правильно или неправильно кормить Кавказ. Проблема (как и в других регионах) в том, что способ этого кормления искажает экономические стимулы: оправданны инвестиции только в инструменты управления финансовыми потоками. Инвестиции в активы и технологии при существующем состоянии судебной системы и института собственности — безумие. Приватизация государственных институтов — самый доступный (правда, для избранных) «крупный» бизнес в стране, особенно в обсуждаемом регионе: там просто нет иного. Получается, что деньги, вместо того чтобы стимулировать экономику, выдавливают государство из региона. Одно из последствий такого реверса — чудовищное социальное неравенство. В итоге — нищета и отсутствие перспектив, что, в свою очередь, выдавливает вслед за деньгами население. Отсюда и «гибель», и «полчища». Чудес не бывает. Мы получаем ровно то, что финансируем.

Как зацепиться за реальнос

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (825) 29 октября 2012
    "Роснефть"
    Содержание:
    Делай, что получается

    Поглощение государственной «Роснефтью» частной нефтяной компании ТНК-BP поставило на кон вопрос о дальнейшей судьбе российской нефтянки. Национализации не будет, но и ждать от «Роснефти» превращения в ExxonMobil пока не стоит

    Потребление
    Реклама