«И врата адовы не одолеют ее»

Спецвыпуск
Москва, 23.12.2013
«Эксперт» №1-2 (881)
Пожалуй, этими евангельскими словами полнее всего характеризуется история Русской Церкви в XX веке

Фото: Алексей Андреев

«К началу ХХ века Россия обладала тремя национальными институтами: монархией, Православной Церковью и армией», — начинает свои «Очерки по истории России. ХХ век» Борис Алексеевич Филиппов. И добавляет, что ослабление взаимосвязи между ними способствовало разрушению империи.

Это разрушение было трагичным, но еще трагичнее оказалась судьба Церкви. Расстрелы ее служителей начались почти сразу после революции, носили массовый характер в 1930-е годы, и даже в 1941 году было казнено 1900, а в 1943-м — 500 человек из духовенства. С сентября 1943 года, как известно, курс на уничтожение Церкви отменяется. Но и при этом в 1944–1946 годах она теряет расстрелянными по 100 человек ежегодно.

«Очерки» представляют собой в основном рассказ об истории Православной церкви, но с упоминанием и других вероисповеданий, об отношениях Церкви и государства с дореволюционного периода до начала 1990-х и отчасти об отношениях общества и государства, завершаясь анализом горбачевской перестройки. Материал на церковную тему с такой полнотой и систематичностью представлен впервые. Книга выдержала уже два издания. По статусу и характеру «Очерки» — это учебное пособие. Приводятся большие и очень ценные первоисточники: например, речь. П. А. Столыпина в Думе по вопросу вероисповедного законодательства, воззвания и проповеди церковных иерархов, показывающие их реакцию на Февральскую революцию, которую Церковь безоговорочно приняла; документы исторического Поместного собора Православной Российской Церкви 1917–1918 годов, на котором после двухсот лет синодального периода было восстановлено патриаршество; резко антицерковные документы большевиков, а затем — записки сталинского «обер-прокурора» Карпова (которому, впрочем, было указано обер-прокурором не быть), генерала НКВД, бывшего гонителя Церкви, ставшего затем ее в определенной степени защитником.

В этой книге мы не найдем великих строек коммунизма, хотя найдем, конечно, победу в войне, где Церковь изначально заняла позицию в защиту своего народа и своей земли — сразу, в те дни, когда и Сталин еще не подавал голоса (его первое выступление по радио после 22 июня состоялось 3 июля 1941 года). Но главное, что мы здесь найдем, — это во всем его скромном величии русский характер, который в своей основе в минувший век не согнулся ни в ту — рабскую, продеспотическую, ни в другую — отчаянно-всеотрицающую сторону, оставаясь собой в своем достоинстве.

Сопротивление

Основным в этом отношении является стоящий несколько особняком «Очерк четвертый», написанный на важную для автора тему сопротивления общества сталинскому режиму. Его мысль в том, что, несмотря на «беспрецедентный по жестокости» и поражающий масштабами террор, состоявший в «планомерном уничтожении неорганизованных миллионов граждан», общество и личность не были подавлены окончательно: «моральное сопротивление было самой масштабной формой неприятия советской власти». А также: «Христианство изначально ограничивает лояльность по отношению к любой власти требованием “почитать Бога больш

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (881) 23 декабря 2013
    Книжные тенденции
    Содержание:
    Эра неофитов

    Идейный кризис у читателей и писателей, а также новые технологии распространения и раскрутки книг принципиально изменили книжный рынок

    Реклама