Скрытый король

Книги
Москва, 18.08.2014
«Эксперт» №34 (911)

Москвич Алексей Цветков просто какой-то Николай Федоров нашего времени. Тот всю жизнь проработал библиотекарем в Румянцевском музее, отказывался от повышений по службе и прибавки жалованья, не любил, когда его рисовали и фотографировали, но при этом вел постоянные беседы и переписку с Достоевским, Толстым, Вл. Соловьевым, а после кончины Федорова в 1904 году оказалось, что его парадоксальные идеи о «воскрешении отцов» заложили фундамент «русского космизма», а много лет спустя — радикального «трансгуманизма».

39-летнему Цветкову до завершения земного пути еще, хочется надеяться, далеко, да и о философском значении его ярких публицистических работ, написанных с крайне левых позиций, говорить пока что рано. С религиозным философом XIX века его объединяет, помимо явной незаурядности ума, нежелание встраиваться в навязанные извне системы и работа «при книгах», в анархистском «книжном кооперативе» «Циолковский» (еще одна неожиданная связь с русским космизмом).

И при этом Цветков пишет отточенную прозу. Формально ее можно назвать авангардистской, потому что это не романы (их автор считает устаревшей буржуазной формой) и не вполне рассказы (хотя и они в сборнике присутствуют).

Диктатор обряжает революционеров в дедов морозов — и те начинают исполнять свою роль. Художник обретает славу благодаря липким ценникам-стикерам. Аферист нанимает нищих крестьян, чтобы те изображали перед европейскими леваками непримиримых герильерос. И наконец, загадочный Король утопленников собирает на ледоколе людей, спасшихся из воды, чтобы устроить новый Потоп, но в самом конце мировая катастрофа оборачивается коаном. Нечто ужасное у Цветкова подразумевается, но редко происходит въяве — потому что он понимает: настоящая революция может быть только ментальной.

Цветков Алексей. Король утопленников. — М.: Common place, 2014. — 212 с. Тираж 2000 экз.

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (911) 18 августа 2014
    Конфронтация с Западом
    Содержание:
    Тупая бешеная империя

    Американская внешняя политика окончательно деградировала от глобального видения до бессистемной рефлексии. Это видно по всему миру — на Ближнем Востоке, в Европе, в Восточной Азии

    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама