Джаз дома Ротшильдов

Книги / Биография

Панноника Ротшильд (1913–1988), внучка первого британского барона Ротшильда, получила традиционное наглухо закрытое домашнее воспитание (диктуемое не только богатством, но и антисемитскими предрассудками, которые в то время в Англии чувствовались вполне), вышла, когда положено, за человека своего круга и родила ему пятерых детей, безупречно исполняя во время войны обязанности жены офицера, а после войны — жены посла. Ну разве что была излишне эмансипированной: научилась управлять самолетом и добилась возможности сопровождать мужа во время боевых действий в Тунисе.

Но в самом конце 1940-х жена посла Франции в Мексике услышала пластиночку неизвестного ей молодого джазмена Телониуса Монка Round Midnight, и это навсегда изменило ее жизнь. Она бросила все, включая маленьких детей, переехала в Нью-Йорк и быстро подружилась с черными парнями, делающими эту колдовскую музыку, прославившись под прозвищем Баронессы Джаза. Прозвищем, надо сказать, не совсем однозначным. Недоброжелатели уверяли, что выходцы из черных гетто просто использовали щедрую и восторженную белую дамочку — как беззастенчиво пользовались они ее роскошным лимузином, «бибоповым бентли», до утра ждущим хозяйку перед клубами с включенным мотором! Но Монк, с которым она мгновенно «подружилась» и в другом смысле (хотя он еще 20 лет не бросал семью), искреннее ее любил, конечно, в той мере, в которой сумрачный гений вообще был способен на любовь.

Ханна, режиссер-документалист, не скрывает, что ее двоюродная бабушка проявляла себя порой особой взбалмошной и избалованной, но доказывает, что ее любовь к бибопу и Монку не была прихотью скучающей богачки, а основывалась на гораздо большем, глубинном сродстве. «В этом мире Поэты — жиды», — бросила Цветаева. Доживи она до бибопа, могла бы добавить: и джазмены — тоже.

Ротшильд Ханна. Баронесса. — М.: Фантом-Пресс, 2014. — 320 с. Тираж 3000 экз.