Время катастроф

Тема недели
Москва, 01.12.2014
«Эксперт» №49 (926)

Стремительный обвал цен на нефть весьма впечатляет, невольно порождая различные домыслы о целенаправленном обрушении рынка. В самом деле, трудно себе представить, что вот так запросто, на ровном месте, цены падают, лишая могущественные корпорации и государства десятков и сотен миллиардов долларов дохода. Обыденное сознание с трудом осознает, что нечто подобное может произойти в силу объективных причин.

«Это никому не выгодно — этого не произойдет» — эту замечательную формулу в последние полтора десятка лет можно было услышать не раз. Так, например, мотивировали невозможность фондового краха в 1999–2000 годах; так мотивировали невозможность подлинно глобального финансово-экономического кризиса в середине 2008-го. Тем не менее мы знаем, что кризисы эти (и многие другие) произошли. Произошли, несмотря на то что они были «никому не выгодны».

Поэтому стоит как минимум допустить, что и нынешний нефтяной обвал объясняется вовсе не умыслом, по крайней мере не только умыслом. Каковы же тогда причины?

Фундаментальная причина в том, что рынок в последние годы находится в состоянии крайне низкой эластичности: при снижении или повышении цены спрос растет и падает несопоставимо медленнее. Это может быть связано, например, со все более широким распространением энергосберегающих технологий и альтернативных видов топлива. Рынок структурно стал очень сложным, а логистические схемы снабжения нефтью столь совершенными, что рынок готов потреблять нефти ровно столько, сколько ему надо: не больше, но и не меньше. Поэтому любые колебания предложения относительно необходимого потребителям уровня приводят к непропорциональным (примерно в 6–10 раз) колебаниям цены. Отсюда эта фантастическая, зачастую пугающая амплитуда колебаний.

Это, кстати, и к вопросу о том, так ли хороши на практике «совершенные» рынки — рынки столь эффективные (а есть ли сегодня более развитый глобальный рынок, чем рынок нефти?), что требуют от своих участников не менее совершенной эффективности; а если они подобной эффективности не показывают, то расплачиваются за это.

Как бы то ни было, происходящее в последние месяцы на рынке — отличное предупреждение. Особенно если посмотреть на него в более широком контексте, например с точки зрения того, что происходит сегодня на российском валютном рынке: не менее впечатляющее падение при не вполне очевидных причинах для обвала подобного масштаба. Эта удивительная особенность финансовых рынков — резко падать (впрочем, иногда и не менее резко расти) при сравнительно небольших изменениях среды — и раньше обращала на себя внимание своей «необъяснимостью». Вот другой более нейтральный для российской публики пример: японская иена с начала года подешевела почти на двадцать процентов — означает ли это столь же существенное ухудшение состояния японской экономики?

Причем обратите внимание, что Япония ничего к себе ни присоединяла, санкции против нее не вводили, а нефть она и вовсе не продает, а покупает. Тем не менее мы видим весьма радикальное снижение (с конца 2012 го

У партнеров

    «Эксперт»
    №49 (926) 1 декабря 2014
    Слишком дешевая нефть
    Содержание:
    Весьма хладнокровный картель

    ОПЕК не стала сокращать квоты на добычу, чтобы сохранить в долгосрочной перспективе свое влияние на рынок

    Реклама