Мантия в машинном масле

Наука и технологии
Москва, 14.03.2015
«Эксперт» №12 (938)
Уральский федеральный университет пытается сочетать участие в глобальной университетской гонке с решением проблем региональной реиндустриализации и выращиванием национальных чемпионов

В мире происходит настоящая университетская революция. Во-первых, жесткая конкуренция между самими университетами приводит к концентрации ресурсов и вымыванию с рынка слабых и отсталых. Во-вторых, университет начинает приобретать все больше новых функций — он становится центром развития региона, ключевым объектом национальной инновационной инфраструктуры, инжиниринговым подспорьем промышленности, источником новых бизнесов и бог знает кем еще. Справиться с таким напряжением одному из старейших общественных институтов непросто.

Мы включились в мировую университетскую гонку в не самых лучших стартовых условиях — исторически фундаментальная и прикладная наука концентрировалась в институтах, университетский менеджмент был заточен прежде всего под образовательные задачи, а предпринимательская инициатива вступала в непримиримое противоречие с вузовской культурой. Между тем Россия вслед за другими странами решила делать на университеты ставку и в научном, и в инновационном, и в региональном развитии. Под руководством МОНа стало концентрироваться элитное ядро, состоящее из университетов, способных выдержать глобальную конкуренцию и решать ключевые задачи национальной повестки. О результатах этого амбициозного проекта говорить пока рано, но уже очевидно, что получается не у всех. Тем интереснее разобрать конкретные кейсы, по крайней мере кейсы самых сильных университетов. Начать мы решили с крупнейшего федерального университета — Уральского (УрФУ), имеющего почти вековую историю, но «созданного заново» в 2009–2011 годах путем слияния двух старейших университетов Урала — УГТУ-УПИ и УрГУ.

С ректором УрФУ Виктором Кокшаровым мы обсуждаем плюсы и минусы принадлежности к элитному российскому ядру и варианты выживания в глобальной университетской гонке.

— Как вы смотрите на ситуацию, складывающуюся на мировом университетском рынке? Каковы главные тренды?

— Есть три основные тенденции. Первая — это массификация высшего образования: все больше и больше абитуриентов, несмотря на демографические взлеты или падения, идут в высшие учебные заведения. Если взять Северную Америку или Европу — до 80, а то и больше процентов. Россия, кстати, тоже к этому приближается.

— Это хорошо или плохо?

— В принципе это не плохо, поскольку, чем больше будет университетов, тем лучше. И даже плохой университет лучше хорошей тюрьмы. Люди учатся, заняты делом, приобретают какие-то знания, которые в жизни так или иначе потребуются. Но важно действительно отличать хорошие университеты от плохих, давайте об этом чуть позже.

Вторая тенденция — интернационализация. Сегодня все больше и больше студентов и абитуриентов, особенно с приближением к Болонской системе, получают возможность — и пользуются этой возможностью — продолжать обучение в зарубежных странах. И, по некоторым прогнозам, к 2020 году до восьми миллионов студентов будут обучаться в других странах — это огромная армия!

Наконец, третья тенденция — это коммерциализация, университеты вынуждены зарабатывать все больше и больше, если хо

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (938) 16 марта 2015
    СВОБОДНЫЙ ПОРТ ВЛАДИВОСТОК
    Содержание:
    Перед закрытыми воротами

    Политические риски в отношениях России и стран ЕС оказались достаточно масштабными и сказываются на возможностях инвестиций даже далеких от Кремля российских компаний

    Повестка дня
    Коротко
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Культура
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама