Риски и перспективы регионального развития

Специальный доклад
ПРАКТИКА РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
«Эксперт» №24 (991) 13 июня 2016
Анализ успешных инвестиционных моделей Калужской, Ульяновской и Ростовской областей с опорой на различающиеся системы институтов развития доказывает, что эффективные управленческие и кадровые решения на местах важнее образцовых институциональных схем. Надо лишь прагматично определить «свою» стадию развития региональной экономики

Один из важных вопросов, оставшихся за рамками нашего прошлогоднего регионального доклада, заключался в следующем: возможно ли успешное развитие субъекта Российской Федерации в условиях, когда местные элиты не консолидированы, конкурируют друг с другом или просто нейтрально-пассивны. Мы не смогли дать ответ на этот вопрос из-за ограничений самого исследования, посвященного лишь трем областям. Но есть регионы, которые не теряют темп поступательного развития при смене главы. А ведь в российских реалиях такие политические метаморфозы чаще всего означают не только уход старой команды, но и кардинальную перетряску интересов, в том числе финансовых. Это, например, Ростовская, Брянская, Тамбовская области, Республика Татарстан, Красноярский край. Показатель стабильности и преемственности — сохранение региональных институтов развития (РИР), доставшихся от предшественника; конечно, если они эффективны. Но если они эффективны, то становятся хребтом обновленной системы.

А вот другой вопрос: возможно ли успешное развитие региона при либеральном, а не автократичном стиле управления? И ответ: скорее нет. В доказательство снова приведем отношение чиновников к институтам развития. Как правило, наши РИР представляют собой не вспомогательный и независимый инструмент стимулирования экономики, что традиционно для мировой практики, а проводник идей исполнительной власти, по сути, отделение правительства на аутсорсинге. Даже ростовское Агентство инвестиционного развития, которое работает по контракту, согласует свою деятельность и с законодателями, и с главой области, и с экономическим блоком правительства, причем не только в целевых показателях, выраженных в сумме привлеченных инвестиций, но и в их отраслевой структуре, востребованной в регионе. Насколько компетентны власти, настолько эффективны и институты. Если же РИР оказываются предоставлены сами себе, они обречены на тлен, забвение и повышенное внимание прокуратуры.

Подчинение институтов развития социально-экономической программе исполнительной власти — главная общая черта успешных моделей регионов, которым мы посвятили это исследование, моделей структурно разных, но доказывающих свою эффективность на фоне общего кризисного падения (см. графики). Согласитесь, интересный факт: три разные модели, и все успешны, притом что из 40 регионов, создавших РИР, инвестиционный «пылесос» удалось запустить лишь в каждом четвертом (эту субъективную оценку участники исследования в целом разделяют). А ведь есть еще традиционно лидирующий во всех рейтингах Татарстан, где Агентство инвестиционного развития вообще является частью правительства без всяких условностей. И тоже эффективен. И это уже четвертая модель. Возможно, разработчики стандарта Агентства стратегических инициатив для региональных институтов развития были правы, не прописав четкую структуру РИР в качестве рекомендаций другим субъектам страны. Инициатива создания этих институтов шла снизу, и в каждом конкретном случае местные власти опирались на стартовый набор возмо