Семью побольше — налог поменьше

Экономика и финансы
Москва, 06.02.2017
«Эксперт» №6 (1016)
Главный научный сотрудник Института экономики РАН Ирина Караваева — о том, какой на самом деле должна быть прогрессивная шкала налогообложения и как она может поддержать население и всю экономику

ОЛЕГ СЕРДЕЧНИКОВ

Вопрос о прогрессивной шкале налогообложения превратился в такую же подспудную тему, как повышение пенсионного возраста: верхушка правительства хранит молчание, но сам вопрос постоянно всплывает. Так, пару недель назад вице-премьер Ольга Голодец признала, что введение прогрессивной шкалы обсуждается в правительстве, после чего премьер-министр Дмитрий Медведев опроверг сам факт такого обсуждения. Прогрессивная шкала выглядит одним из вариантов повышения налоговой нагрузки на население — против повышения ставки налога на доходы физических лиц (НДФЛ) для всех граждан без исключения. Министр финансов РФ Антон Силуанов и глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин — противники прогрессивной шкалы; по их мнению, в случае ее введения мы можем уронить собираемость НДФЛ. Против прогрессивной шкалы и министр труда РФ Максим Топилин. Лагерь сторонников прогрессивной шкалы состоит в основном из экономистов, российских и западных, а также депутатов (в прошлом году проект соответствующего закона внесла в Думу фракция ЛДПР).

Однако обсуждать абстрактную прогрессию нет смысла — разговаривать необходимо о конкретных механизмах налогообложения и, главное, о целях, которых мы хотим добиться. Самая очевидная цель — борьба с неравенством, но на самом деле грамотно выстроенная система налогообложения физлиц может дать экономике гораздо больше.

О том, как в действительности в развитых странах используется прогрессивная шкала налогообложения, к чему она подталкивает граждан и как влияет на развитие страны, «Эксперту» рассказала главный научный сотрудник Института экономики РАН, руководитель сектора экономической безопасности Института экономики РАН, профессор МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор экономических наук Ирина Караваева.

— В одном из выступлений вы говорили, что шкала подоходного налога для физических лиц у нас на самом деле не плоская, хотя так принято считать. Почему?

Дело в том, что НДФЛ в размере 13 процентов — это налог на так называемый активный доход: на нашу с вами заработную плату, на какие-либо доходы от предпринимательской деятельности граждан и так далее. Но есть и пассивные доходы — допустим, выигрыши в лотерею, поступления, которые получены не как конкретный заработок, подарки. Здесь налог достаточно высокий и составляет 35 процентов. Возможно, в этом есть своя логика: если человеку повезло, он должен поделиться с государством. Кроме того, существует налог на дивиденды и процентные доходы. До недавнего времени он составлял девять процентов, а сегодня это 13 процентов, как НДФЛ. С моей точки зрения, это не очень хорошо, потому что теперь снижен стимул вкладывать деньги в реальную экономику. Так что шкала в реальности не плоская — все зависит от того, что облагается налогом.

— Если мы представим переход к прогрессивной шкале налогообложения, как она могла бы выглядеть в классическом варианте?

— Напомню, что у нас была прогрессивная шкала налогообложения — она существовала почти десять лет, до 2001 года, причем в первой половине девяностых в

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (1016) 6 февраля 2017
    Крах перемирия
    Содержание:
    Смерть вернулась на Донбасс

    За чьи интересы снова гибнут русские и украинцы в гражданской войне

    Главная новость
    Разное
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама