На пороге Шестой республики?

Политика / Франция В ходе нынешней президентской кампании Франция выбирает между консерватизмом, псевдопрогрессистским застоем и националистической революцией, причем общеевропейского масштаба. И шансы на выбор последней, еще недавно рассматривавшиеся как иллюзорные, становятся реальными
ТАСС

Самый большой риск для Европы в этом году — именно так специалисты банка Credit Suisse охарактеризовали выборы президента Франции, которые пройдут в два тура весной 2017-го. И тут нет никакого нагнетания — действительно, возможная победа евроскептика, лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен разрушит Европу (под которой многие представители европейских элит подразумевают Евросоюз). Мадам Ле Пен не станет играть роль «вице-канцлера Германии» и инициирует референдум о выходе Франции из ЕС. Однако (и об этом специалисты Credit Suisse по понятным причинам не говорят) победа ее основного соперника, так называемого независимого кандидата Эммануэля Макрона, тоже приведет к проблемам для Европы. Макрон фактически выступает за сохранение прежней политики закрытых глаз — то есть не обращать внимание на системные проблемы стран ЕС, дискредитирующие евроинтеграцию. А именно на неэффективность брюссельской чиновничьей аристократии, самоубийственную политкорректность в миграционном и ассимиляционном вопросах. Не говоря уже о том, что Макрон в силу своей слабости будет неспособен перехватить у не справляющейся со своими функциями евродирижера Ангелы Меркель часть обязанностей по управлению евросоюзовским ансамблем. Лучшим кандидатом для ЕС станет прилично-правый Франсуа Фийон, выступающий за аккуратное и ответственное реформирование ЕС, но у него из указанной тройки меньше всего шансов пробиться во второй тур. Однако, к счастью для ЕС и самих французов, шансы эти в последнее время несколько возросли.

Удача сопутствует смелым

Долгое время Франсуа Фийон считался фаворитом народного кастинга на роль нового хозяина Елисейского дворца. На фоне дискредитировавших себя социалистов (рейтинг президента Франсуа Олланда болтался в районе 11%) и слишком радикальной Марин Ле Пен перед победителем праймериз правоцентристской Республиканской партии открывалась фактически прямая дорога к посту президента Пятой республики. Главным для Фийона было выйти во второй тур с Ле Пен, после чего по французской традиции все избиратели мейнстримных партий проголосовали бы именно за него. Респектабельный, сильный, эффективный управленец, обещающий безопасность и рабочие места, приверженец семейных ценностей (женат, к любовницам на мотороллере не ездит) — чем не президент?

Собственно, на ценностях он и погорел. Мотороллер, конечно, не нашли, но вместо этого недоброжелатели раскопали историю о том, что в бытность депутатом регионального парламента с 1998 по 2002 год он назначил супругу Пенелопу Фийон своей помощницей с окладом в несколько тысяч евро. Да, это непотизм, однако: а) этим занимается половина французских депутатов и б) это незаконно. Проблема была в том, что Пенелопа Фийон как-то проговорилась, что на деле не работала ни дня. Этим она ничем не отличалась чуть ли не от половины родственников-помощников депутатов (и не только во Франции), однако это нарушение закона. Пресса раздула скандал, который многим напоминал историю с фейковым изнасилованием горничной Домиником Стросс-Кан