Приобрести месячную подписку всего за 240 рублей
Политика

Неслучайный фальстарт

2017
Евгений Курсков/ТАСС

Митинги 26 марта не продуцировали новых лозунгов и не выдвинули новых лидеров. Они не были особенно массовыми — и не только в сравнении с Болотной пятилетней давности. В то же воскресенье, по данным столичных властей, около полумиллиона человек посетили фестиваль «Ворвись в весну», который проходил в различных парках. Заметим, что в основном речь идет о людях молодых. В Сокольники в течение дня пришли не менее 300 тысяч человек, в парк Горького — 70 тысяч. Это те места, где есть специально отведенные площадки для публичных выступлений, которые предлагались организаторам воскресных протестов. Но главное в митингах была форма, а не содержание, декорации, а не контекст.

А вот с точки зрения политтехнологий было несколько интересных моментов. Прежде всего, обратим внимание на, казалось бы, «фальстарт» митинговой активности, за год до президентских выборов. Эти два события очевидно связаны, но протест «креативного класса» и «поколения будущего» куда эффектнее смотрелся бы осенью, например после Единого дня голосования. Тогда можно было бы вспомнить и старую песню о фальсификациях. Это не значит, что мы не увидим чего-то похожего через полгода. Но есть важное соображение: Навальный, по сути, «палит» новый протестный ресурс. Обновление рядов митингующих заметно невооруженным глазом. Многие из тех, кто вышел пять лет назад на Болотную, сегодня остались дома: разочаровались в лидерах, лозунгах, идеях или переформатированы «крымским консенсусом». Их место заняла молодежь. Место фейсбука занял Вконтакте. Но ведь большая часть этого актива может оказаться одноразовой. Кто-то получит ремня после штрафов и бессонной ночи родителей в отделениях милиции, кто-то напуган жесткой реакцией правоохранительных органов или неизбежно будет разочарован в лицемерных обещаниях Навального обеспечить «десять тысяч евро на нос» после решения ЕСПЧ. Сыграет свою роль и активизация власти, которая будет тщательнее мониторить молодежные паблики с «вирусными» зазывалками на митинг. Тогда зачем надо было «светиться» по специально раскрученному поводу и без технологического продолжения?

Во-первых, Навальный (а точнее, тот, кто стоит за этой фигурой) показал самопрезентацию уличного протестного проекта, который, казалось, приказал долго жить несколько лет назад. Этакие праймериз на старте президентской гонки. Речь не идет о выдвижении старого-нового лидера всей несистемной оппозиции — Навальный не планирует не то что становиться президентом, но даже навязывать содержательную борьбу. Он не Байрон, он другой — массовик, единственный из болотной когорты способный вывести людей на улицы, не перетягивая внимание на себя и свою партию. В этой стихии он как рыба в воде. Здесь ничего не изменилось с начала десятых, когда Навальный возглавил движение против «партии жуликов и воров»: ни мыслей, ни предложений, ни программ.

При этом Навальному обязательно нужно оставаться в образе политика и не скатиться медийно в маргиналы, по крайней мере на ближайший год. Власть медлит с решением, выбирая между консервативным и модернистским сценарием выборов, а Навальный работает на опережение, пытаясь повлиять на решения все еще нового, обновляемого аппарата администрации президента и кураторов внутренней политики.

В роли главного организатора протестов Навальный способен аккумулировать финансовые потоки, которые неизбежно льются на оппозиционные движения в преддверии президентских выборов. Причем речь идет не только о «печенюшках» Госдепа, но и о деньгах контрсистемных российских элит, которые регулярно тестируют власть на резистентность, воюют за мелкие бюрократические «гешефты» и дерутся «под ковром».

26 марта мы увидели обкатку обновленной системы мобилизации «сторонников Навального» (на деле противников власти, готовых к активным протестным выступлениям). Во-первых, подчеркнутая аполитичность протеста, отсутствие привязки к какой-либо партии или политической фигуре. Во-вторых, активную работу в регионах. При этом тысячи волонтеров Навального по всей стране являются лишь массовкой, замещающей выпавший креативный класс. Они лишь прикрытие для мелких, но более агрессивных и мобильных групп, которые также стягиваются под протестный проект. По некоторым данным, началась активная организаторская работа людей (не ассоциирующих себя с Навальным в открытую) с правыми и левыми экстремистами, националистами и футбольными болельщиками. Они не обязательно станут «боевым крылом» Навального, но в момент острой фазы протестов будут готовы к активным действиям под прикрытием мирной массовки. Пока что впереди дети и интеллигентная молодежь. «Агрессорский» актив организаторы митингов «палить» не собираются.

Вариант майдана в России невозможен. Суверенитет страны и элит на порядки крепче любой из стран, переживших оранжевую революцию. Но перехватить повестку и не допустить скатывание политики в череду митингов надо.

«Эксперт» №14 (1024)



    Реклама

    Системный подход к инжинирингу и подготовке кадров

    Об опыте и о новых идеях рассказывает генеральный директор МВШИ Вальтер Рац


    Реклама




    spam@petrov.vodka