Эта волна будет повыше

Экономика и финансы / ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Экономика в этом году может вырасти больше, чем на 1,5–2%, прогнозируемые Банком России и Минэкономразвития. Причиной станет восставший из пепла потребительский спрос

Глубокой ночью 13 апреля министр экономического развития РФ Максим Орешкин вывесил в своем фейсбуке «Прогноз социально-экономического развития России до 2020 года». Основные его положения не стали новостью — Максим Орешкин уже обнародовал их на конференциях и форумах, — но все же первый прогноз, подготовленный министерством при новом министре, заслуживает внимания. Не только потому, что официальный прогноз традиционно закладывается в модели инвестиционными аналитиками, как российскими, так и зарубежными, и служит базой для принятия решений. Дело еще и в том, что он расходится с прогнозом ЦБ в отношении темпов и динамики, а также содержит прогноз планомерного ослабления рубля, вокруг чего сейчас ведутся серьезные споры. Наконец, прогноз МЭР может оказаться слишком пессимистическим: ряд признаков указывает, что наша экономика готова не к скромным 2%, а к гораздо более серьезному росту.

Новая волна

2017 год, согласно прогнозу МЭР, станет началом новой волны роста. В министерстве указывают на такие факторы, как отсутствие пузыря на рынке недвижимости, относительно невысокая долговая нагрузка бизнеса и домохозяйств, рекордный уровень уверенности предприятий, рост потребления электроэнергии, рост железнодорожных перевозок. Что же касается ключевых условий, в которых наша экономика будет существовать в ближайшие годы, то тут без изменений: инфляционное таргетирование (и инфляция в 4% на обозримом горизонте); бюджетное правило, отправляющее в резерв доходы от нефти, если ее цена превышает 40 долларов за баррель; символический отток капитала (6–8 млрд долларов ежегодно) и рост тарифов на уровне инфляции. Все это даст нам 2% восстановительного роста ВВП в этом году, после он будет ограничен 1,5% в год. Таков базовый сценарий МЭР. Есть и целевой сценарий, согласно которому мы через год выходим на 1,7%, а потом на 2,5 и 3,1% соответственно (см. график 1). Для этого, по мнению МЭР, необходим целый ряд условий: рост числа занятых в экономике (с прогнозируемых 68,2 до 68,9 млн человек к 2020 году), рост инвестиционной активности и ненефтегазового экспорта и рост факторной производительности труда. По сути своей эти условия и есть те самые структурные реформы, о которых российский экономико-финансовый истеблишмент так много говорит и которые практически невозможно реализовать в достаточной мере, тем более чтобы через пару лет уже получить ощутимый прирост ВВП. Так, повышение экономической активности населения, рост мобильности на рынке труда, снижение уровня структурной безработицы, рост продолжительности активной жизни и снижение количества и длительности периодов временной нетрудоспособности (все это МЭР вкладывает в понятие «рост числа занятых в экономике»), очевидно, никак не могут случиться вдруг, за год-два, — они могут стать лишь результатом длительного экономического роста, повышения благосостояния всех граждан и качества их жизни. Хороший деловой климат, стабильная налоговая система, система поддержки экспорта, рост качества человеческого капитала чер

Без роста инвестиций и производительности больше 1,5% роста ВВП мы не увидим, считает МЭР. Мэр прогнозирует неуклонное ослабление рубля
Значение нефтегазового комплекса будет возрастать, дефицит бюджета сокращаться. Предприятия чувствуют себя увереннее - спрос на их продукцию растет