Либреттист

Культура / МЮЗИКЛ Stage Entertainment с 7 октября начинает в ММДМ прокат мюзикла «Привидение». Автор русской версии либретто — Алексей Иващенко
ЮРИЙ БОГОМАЗ

Алексей Иващенко — пионер русского мюзикла. Вместе с Георгием Васильевым он написал и поставил первый высокобюджетный русский мюзикл «Норд-Ост» (2001–2002). На его продюсерском счету также мюзикл Геннадия Гладкова и Юлия Кима «Обыкновенное чудо» (2010–2011). Он автор русской версии текста для пяти мюзиклов, выпущенных компанией Stage Entertainment: «Звуки музыки» (2011–2012), «Русалочка» (2012–2013), «Призрак Оперы» (2014–2016), «Поющие под дождем» (2015–2016) и «Золушка» (2016–2017). Его новое творение — русская версия текста мюзикла Дэйва Стюарта, Глена Балларда и Брюса Джоэла Рубина «Привидение», в основе сюжета которого лежит одноименный фильм Джерри Цукера с участием Деми Мур, Патрика Суэйзи и Вупи Голдберг, вышедший в 1990 году. Накануне премьеры «Эксперт» поговорил с Алексеем Иващенко о том, из чего состоит ремесло перевода либретто англоязычных мюзиклов.

— Что необходимо, чтобы получился хороший текст для мюзикла?

— Чтобы он получился хорошим, нужно много компонентов, но самый главный из них — время. Его должно быть достаточно. Если времени хватает, то в итоге ты сможешь сочинить то, что не сочиняется, и пересочинить то, что не нравится. Если же у тебя есть всего два-три месяца, ничего сделать нельзя; спешка — страшный враг!

— Сколько вам нужно времени на написание русской версии либретто мюзиклов Stage Entertainment?

Это сильно зависит от количества музыкальных номеров, то есть от объема зарифмованного текста, и от сложности материала. Именно перевод музыкального материала отнимает больше всего времени и сил; перевод и адаптация всего текста пьесы, адаптация монологов и диалогов несравненно менее трудоемкая задача. Для музыкального номера необходимо написать так называемый эквиритмичный текст, когда каждый слог на русском языке соответствует слогу на языке оригинала, совпадают все ударения, а в идеале и гласные в слогах. И хорошо, когда на неудобные ноты приходятся удобные гласные: например, если мужской голос залезает на самые верха, не нужно, чтобы у него были «е» и «и», здесь лучше «а» или «о».

Хитростей много, и это, повторяю, требует очень много времени. «Призрак Оперы», скажем, занял почти год. К счастью, он был, этот год. Но «Призрак Оперы» — огромный проект. Мы начали работать над ним осенью, и только в середине лета следующего года основная часть текста оказалась готова. Я говорю «мы», потому что важную роль в этой работе играет фигура музыкального руководителя, с которым порой приходится сверять каждый слог. К счастью, почти на всех проектах компании Stage Entertainment, которые я перевожу (в том числе на нынешнем, на «Привидении»), музыкальным руководителем работает Маша Барская — с ней мы хорошо друг друга понимаем. Это очень облегчает работу.

— Как формулируется задача, стоящая перед вами?

Результат моей работы — это текст, который музыкальный руководитель может по слогу вписать в англоязычный клавир, и все до единой нотки: все четверти и восьмушки, все триоли и форшлаги — совпадут.

— Насколько точно при таких жестких те