3D-принтер: использовать в строительстве

Специальный доклад
Сделано в России
«Эксперт» №14 (1070) 2 апреля 2018
3D-принтеры для печати домов Производитель — ГК «АМТ-Спецавиа» (Ярославль) Генеральный директор — Александр Маслов
3D-принтер: использовать в строительстве

Им просто надоело мотаться по командировкам. Еще в 2009 году Александр Маслов, радиоинженер по профессии, организовал строительную компанию «Спецавиа». Она обеспечивала российские аэропорты инфраструктурой радиоэлектронного управления полетами — всем, что касается систем диспетчерской связи, навигации, отслеживания взлета-посадки. Приходилось ездить по всей стране, от Мурманска до Кунашира, неделями, а то месяцами находясь далеко от дома. Но со временем Маслову и его команде захотелось спокойной жизни: «Мы решили вырастить бизнес поближе к дому, — говорит он. — Мне очень нравится приходить на работу в восемь часов утра, а домой — в шесть часов вечера».

Таким бизнесом оказалось производство 3D-принтеров для строительства домов.

Идея использования 3D-печати в строительстве не принадлежит «Спецавиа». Александр Маслов сам говорит, что к мысли производить строительные 3D-принтеры его привела в том числе разработка Андрея Руденко — нашего бывшего соотечественника, уехавшего в Штаты: впервые тот продемонстрировал возможности своего печатного устройства в 2014 году, возведя на заднем дворе своего дома в Миннесоте модель средневекового замка. Однако оборудование, выпускаемое компанией, ее инженеры с 2012 года разрабатывали самостоятельно. Ведь прежде чем заняться 3D-принтерами, «Спецавиа» уже несколько лет выпускала станки с ЧПУ для плазменной резки металла. Это было первым шагом к выращиванию бизнеса недалеко от дома. На этом направлении можно было в полной мере реализовать компетенции сложившейся в «Спецавиа» команды инженеров. Вот только рынок станков со временем потерял свою привлекательность. Так и пришли к 3D-принтерам: это ведь тоже конструкции с ЧПУ.

«Идея производить ЧПУ-станки для печати бетоном, была, конечно, авантюрная и абсурдная. Четыре года назад это даже не воспринималось как инновационная технология: все улыбались, слыша о таком подходе к строительству», — рассказывает Александр Маслов. Он замечает, что маркетологи до сих пор с трудом понимают, как им удалось продать первые принтеры. Ведь их профессиональные компетенции подсказывают, что практически невозможно продать продукт, аналогов которого до его появления на рынке не было. Но «Спецавиа» начала с того, что создала сайт, разместила на нем информацию, позиционирующую печать из бетона как технологию для малого бизнеса, и продвигала сайт через интернет-ресурсы. «Лукавства никакого не было: лавочка, напечатанная на принтере, стоит восемьсот рублей, печатается полчаса, а продается она по цене от пяти до двенадцати тысяч рублей, — продолжает Маслов. — Экономика очень вкусная. И люди, первыми купившие принтер, окупили инвестиции за четыре месяца. Другое дело, что, напечатав три тысячи лавочек в год, малый бизнес столкнулся с тем, что их трудно продать. А потом мы начали разъяснять, что печатать лавочки и заборы дело нехитрое, нужно строить целые дома».

Сегодня компания выпускает оборудование для печати конструкций разных форм и размеров из обычного бетона и гипса, наиболее доступных сегод