О репутации и её защите

Разное
«Эксперт» №36 (1087) 3 сентября 2018
О репутации и её защите

К началу учебного года активизировалась история, ненадолго привлекавшая внимание публики в самом начале лета. Напомню, петербургский учитель Дмитрий Гущин накануне ЕГЭ по математике выложил в сеть сканы листков с тридцатью прототипами самых сложных задач предстоящего экзамена, уже неделю ходящих по рукам. Позднее сотни школьников подтвердили, что именно такие задачи в их вариантах — имелись. Такую же неприятность Гущин и его подписчики констатировали с экзаменом по химии. Дело не новое: Гущин публично фиксирует предэкзаменационные утечки уже который год подряд, — но на сей раз ответственный за проведение ЕГЭ Рособрнадзор обиделся. Г-н Кравцов, глава РОН, распорядился подать на Гущина в суд. Подали. Дорогомиловский райсуд Москвы на будущей неделе рассмотрит иск ведомства к Гущину и одному из СМИ, рассказавших о его открытии, — иск о защите деловой репутации. Зря Кравцов это сделал. Не берусь предсказывать ход и результат процесса, но уже сейчас ясно: нужного чиновникам результата не будет. И репутация их не изменится к лучшему, и нагнать страху, «чтоб другим неповадно было», у них тоже едва ли получится.

Начнём с репутации. С юридической точки зрения это вещь туманная; любой комментарий к статье 152 ГК РФ начинается с того, что «гражданское законодательство не определяет понятий “честь”, “достоинство”, “деловая репутация”», добавляя, что в судебной практике эти понятия почти не разделяются. Речь идёт о некой «общественной оценке» тех или иных качеств гражданина или mutatis mutandis юридического лица. Но поскольку общество весьма неоднородно, говорить что-либо конкретное о репутации РОН можно лишь после уточнения: репутация в чьих именно глазах. Очевидно, например, что в глазах руководителей правительства эта репутация достаточно высока — иначе при недавнем переделе полномочий в области науки и образования статус ведомства не был бы так заметно повышен. Равным образом не секрет, что в глазах лиц, поднадзорных этому ведомству (или, по крайней мере, фракции этих лиц, решившейся высказаться по обсуждаемому поводу), репутация РОН, совсем напротив, чрезвычайно низка. В недавнем заявлении ряда членов и профессоров Российской академии наук говорится, что «результаты деятельности Рособрнадзора свидетельствуют об отсутствии у него компетенции, необходимой для оценки научных и образовательных организаций высокого уровня». Учёные считают, что сотрудников РОН «и близко нельзя подпускать к сфере науки и образования, а поручать им решать судьбу высших учебных заведений — верх абсурда и некомпетентности», и предлагают если не упразднить этот орган вообще, то уж как минимум отобрать у него право пановать в науке. Так которую из этих двух деловых репутаций РОН должен будет защитить Дорогомиловский суд? Едва ли вторую: мрачный взгляд на Рособрнадзор сложился не на основе разоблачений питерского учителя — и уж точно не будет изменён будущим отношением к ним районного судьи. А вот первую из двух — вполне возможно. Начальство не должно иметь поводов для огорчений, связ