Схватка за нефть: новаторы против рантье

Тема недели
Москва, 19.11.2018
«Эксперт» №47 (1098)

В конце июня этого года министерская встреча стран крупнейших нефтеэкспортеров в формате ОПЕК+ (15 стран ОПЕК плюс 11 крупных поставщиков нефтяного сырья за периметром картеля, включая Россию) закончилась подписанием соглашения, фиксировавшего повышение суммарной добычи участников на миллион баррелей в день. Целью соглашения было заявлено плавное снижение интенсивно растущих в первом полугодии нефтяных цен к нижней границе ценового коридора 50–80 долларов за баррель, комфортного для производителей и потребителей нефти.

Когда же три месяца спустя Россия и Саудовская Аравия, крупнейшие игроки ОПЕК+, приступили к фактическому увеличению добычи — строго в рамках согласованных летом объемов, а цены, сломав почти двухлетний растущий тренд, развернулись к снижению, на рынке началось легкое волнение. Усилившееся после того, как в начале ноября вербальные угрозы Америки в адрес Ирана остановить его нефтяной экспорт материализовались в существенно менее жестком, чем ожидалось формате. Фактически эмбарго вышло «дырявым», и никакого сокращения предложения иранской нефти мировой рынок пока не почувствовал. Дезориентация ожиданий толкнуло котировки и «бумажной», и физической нефти сильнее вниз.

Паники ни у кого нет, немного разнервничался только иранский нефтяной министр, что объяснимо, учитывая не слишком блестящее состояние экономики Ирана и отсутствие у него резервов, хоть сколь-нибудь сопоставимых с суверенными фондами России или саудовцев. Публичные высказывания профильных министров Саудовской Аравии и нашей страны пока аккуратные, обтекаемые: будем мониторить глобальный баланс спроса и предложения нефти, на декабрьской министерской встрече взвесим доводы за и против снижения добычи.

А вот заявление Дональда Трампа о нежелательности сокращения добычи ОПЕК выглядит на первый взгляд неожиданным. «Стоимость нефти должна быть намного ниже», — заявил президент США. Казалось бы, нелогично, ведь именно растущие цены на нефть делают рентабельной разработку более сложных месторождений, поддерживают бум добычи сланцевой нефти. Но ненефтяная Америка все же больше, а значит — важнее. США и Китай — единственные державы из десятки крупнейших производителей, являющиеся нетто-импортерами нефти. Несмотря на бумирующую добычу — сегодня США добывают уже свыше 11 млн баррелей нефти в день, это треть суммарной добычи ОПЕК, собственное производство сырья не покрывает циклопическое потребление.

Недорогая нефть способна поддержать нынешние высокие темпы роста американской экономики и одновременно стимулировать нефтяников не снижать темп инноваций — технологических, организационных, финансовых, нацеленных на дальнейшее снижение себестоимости сланцевой добычи.

Одновременно это сильный ход Америки в противостоянии ОПЕК. Ядро картеля, монархии Персидского залива, развращены дорогой нефтью. Доходы от экспорта сырья здесь в значительной степени конвертированы в непроизводительное потребление (фешенебельные города и курорты в пустыне) и кубышки суверенных фондов, скупающие по всему ми

У партнеров

    «Эксперт»
    №47 (1098) 19 ноября 2018
    Буря под килем
    Содержание:
    Дядя Сэм на воеводстве

    Бурный рост добычи сланцевой нефти в США превратил их в серьезного маркетмейкера. Странам ОПЕК и России придется вырабатывать консолидированный ответ на американский вызов. А пока наиболее вероятно продолжение плавного снижения цен

    Реклама