Страну разверстали по-новому

Помимо восьми федеральных округов в России теперь будет двенадцать макрорегионов. Самой прогрессивной формой расселения признаны агломерации. А каждому субъекту федерации назначена перспективная специализация. «Эксперт» попытался найти крупицы здравого смысла в недавно утвержденной Стратегии пространственного развития

ИСТОЧНИК: УТРЕННИЕ ОСТРОВА. САХАЛИН, КУРИЛЫ: ДРУЖНОЙ СЕМЬЕЙ — В XXI ВЕК. — М.: ПЕНТА, 2000. — 248 С.

В такой гигантской, экономически и социально неоднородной стране, как Россия, пространственный вектор и региональную привязку экономической политики трудно переоценить. Именно поэтому документы, подобные утвержденной правительством в феврале «Стратегии пространственного развития Российской Федерации до 2025 года», требуют особенно тщательной проработки.

Над фолиантом трудились весь прошлый год, команда разработчиков была пестрой: эксперты, ядро которых составили представители Совета по изучению производительных сил, Всероссийской академии внешней торговли и географического факультета МГУ, работали в плотной связке с чиновниками. Курировал эту работу аппарат вице-премьера Дмитрия Козака. Кто играл первую скрипку в этом тандеме, пояснять, вероятно, не надо.

Проект документа неоднократно перерабатывался, осенью подвергся жесткой разносторонней критике на слушаниях в Общественной палате, часть замечаний в проекте были учтены, однако идеология и главные «фишки» документа остались на своих местах.

Главных новаций три. Это агломерации, перспективные специализации регионов и новая, не отменяющая федеральные округа, территориальная группировка субъектов федерации — макрорегионы.

Именно эта тройка должна способствовать достижению высоких целей «Стратегии» — сократить межрегиональные различия в уровне и качестве жизни людей, ускорить темпы экономического роста и технологического развития (без этого заклинания, кажется, не обходится уже ни один правительственный документ) и обеспечить национальную безопасность.

Наше общее впечатление от «Стратегии» довольно унылое. Документ не содержит идей, воплощение которых было бы способно развернуть крепнущий год от года тренд на стягивание населения и хозяйственного потенциала в считанное количество точек роста на карте страны. Мы постарались найти в документе толику здравого экономического смысла. И конечно, лелеем надежду, что удивительные плоды административного восторга, воплощенные в документе, не станут со звериным упорством воплощаться в жизнь.

Агломерации

Важнейшей особенностью документа является переход от регионов к муниципальному уровню, главным образом в виде выделения агломераций в пределах регионов. Ранее в постсоветской истории федеральные стратегии и программы развития не доходили до столь глубокой территориальной детализации.

Стратегия определяет агломерации как «совокупность компактно расположенных населенных пунктов и территорий между ними, связанных совместным использованием инфраструктурных объектов и объединенных интенсивными экономическими, в том числе трудовыми, и социальными связями», и выделяет два типа таких «совокупностей» — крупнейшие (от миллиона жителей) и крупные (от полумиллиона до миллиона).

Всего выделено 40 агломераций, в которых проживает 73 с лишним миллиона человек. Это, конечно, сильно — записать в агломерации половину населения страны. По просочившимся из стана разработчиков сведениям, первоначальное число агломераций было чуть ли не вдвое меньше, но затем настойчивые «просьб

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (1111) 11 марта 2019
    Платежная подать
    Содержание:
    Гигабайты прилетят с орбиты

    Успехи в пилотируемой программе SpaceX не должны вводить в заблуждение. Главная цель Илона Маска — спутниковый интернет. Его проект Starlink призван изменить всю систему связи на Земле и построить новую экономику. Но экономический эффект от этого сейчас неочевиден. Именно поэтому ЕС и Россия начали реализацию более скромных конкурирующих программ

    Главная новость
    Реклама