ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Состояние, близкое к безупречному

2008

Президент объявил о необходимости изменения судебной системы страны. Первые дисциплинарные меры последовали незамедлительно. Будет ли продолжение? И почему президент взялся именно за суды?

Чуткие служители Фемиды быстро уловили новые веяния. Пока Медведев проводил заседание, решением коллегии судей была лишена должности председатель Федерального арбитражного суда Московского округа Людмила Майкова, за вынесение предвзятых решений получившая квартиру в Москве. А вскоре на процессе по делу о клевете журналиста Владимира Соловьева на референта управления президента по кадровым вопросам и государственным наградам Валерия Боева выступил невиданный свидетель — первый зампред Высшего арбитражного суда

Елена Валявина. Она рассказала, как Боев оказывал на нее жесткое давление. Мало того, на стороне Соловьева согласились выступить еще трое судей — но не довелось: почуяв, что дело пахнет уголовным обвинением, Боев свой иск отозвал. Это важнейший прецедент, который должен помочь судьям обрести веру в собственную значимость.

«Подчиненное» положение судов было выгодно власти всегда, в том числе и во времена президентства Путина. Судебные органы, встроенные во властную вертикаль, позволяли успешно реализовывать спорные с юридической точки зрения политические проекты: смену владельцев НТВ, расчленение ЮКОСа, шпионские дела, отказы в предвыборной регистрации и т. п. Так независимость судов и высокий статус судей, осуществляющих беспристрастное судопроизводство, вступили в противоречие с идеей управляемости всех ветвей власти из единого центра.

Обновление судов станет одним из первых шагов Медведева на президентском посту, и это вполне естественно: ни для кого не секрет, что российская Фемида находится в состоянии, близком к критическому. Судьи подвергаются давлению и власти, и бизнеса, и криминала, которые в борьбе со справедливостью весьма охотно прибегают к классическому набору — «кнуту и прянику». И это прекрасно понимает Медведев, заявивший, что его цель — «искоренение неправосудных решений, решений, которые, как мы знаем, возникают в результате различного рода давления, звонков и, что греха таить, за деньги».

Поясняя план президента, новый министр юстиции Александр Коновалов сообщил, что специальная рабочая группа «будет заниматься доведением судебной системы до состояния, близкого к безупречному».

Почему же новый президент взялся именно за суды? Во-пер­вых, Медведев понимает, что должен заработать политический капитал не меньше путинского — только в этом случае он сможет стать эффективным и сильным главой государства. И если за четыре года ему удастся очистить хотя бы суды, у него будет шанс войти в историю. Во-вторых, с институциональной точки зрения суды действительно играют стратегически важную для страны роль. Сделать их независимыми и неподкупными — значит совершить что-то вроде революции, итогами которой станут честный бизнес, качественно иные чиновники, политика по правилам, а не по понятиям, облагороженные и очищенные силовые структуры (прокуратура, МВД, ФСБ и проч.).

Но под силу ли нам столь радикальная коррекция судебной сис­темы? Обычно реформа сталкивается с саботажем со стороны тех, кого в первую очередь должны затронуть предстоящие изменения. Однако судебная власть — не тот случай: судьи всех инстанций кровно заинтересованы в усилении собственной вертикали, а значит, в независимости от политических структур. Для судей это вопрос влияния и статуса. Вот только российские суды, как и другие государственные институты, поражены коррупцией. Стоит ли в таком случае давать им независимость? Да, стоит. Поскольку один из путей искоренения коррупции — это стимулирование конкуренции между ветвями власти и правоохранительными структурами. Только ситуация состязания сделает их прозрачными для общества. А усиление судов означает появление еще одного конкурентоспособного игрока в структурах власти.

№20 (50)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама