Последний долгострой

На территории Сибири заканчивается строительство знакового советского долгостроя — Богучанской ГЭС. Запущены в эксплуатацию два первых гидроагрегата этой станции. Сибирская энергосистема получила столь нужные ей этой зимой новые мегаватты, а общество — продолжающиеся протесты некоторых общественных организаций против заполнения водохранилища

15 октября по команде президента России Владимира Путина, сделанной в режиме видеоконференции из Москвы, были введены в опытную эксплуатацию первые гидроагрегаты новой станции Ангарского гидроэнергетического каскада — Богучанской ГЭС (БоГЭС). С одной стороны, она может войти в учебник по реализации в постсоветской России крупных инфраструктурных проектов, основанных на государственно-частном партнерстве (если таковой когда-нибудь будет написан). С другой — БоГЭС продолжает оставаться объектом недовольства со стороны части сибирских сообществ. Прежде всего экологических.

«Четыре жизни» Богучанской ГЭС

Богучанская ГЭС мощностью 3 ГВт на реке Ангаре в Красноярском крае стала последней из крупных гидроэлектростанций, которые начали строить во времена Советского Союза — в 1974 году. Предполагалось, что первый ток станция даст в 1992 году, однако во второй половине 1980-х, когда цена на нефть на мировых рынках упала с 40 до 15 долларов за баррель, советскому правительству, конечно, стало совсем не до «богучанки». А с распадом СССР строительство объекта окончательно остановилось, при том что станция, включая самую дорогостоящую часть — плотину, уже была готова на 58%.

«Вторая жизнь» ГЭС началась в середине прошлого десятилетия. Совпали три фактора — рост в России потребности в электроэнергии, повторное осознание правительством необходимости комплексного развития Нижнего Приангарья и увеличивающиеся финансовые возможности государства. Добавился и четвертый фактор — мощный источник дешевой электроэнергии для строительства нового металлургического завода требовался алюминиевому гиганту — ОК «РУСАЛ» Олега Дерипаски. Причем для достижения своей цели он был готов стать соинвестором крупной ГЭС. Поэтому с благословения федеральных властей в 2006 году «РУСАЛ» и государственный энергохолдинг «ГидроОГК» (сейчас — «РусГидро») на паритетных началах создали Богучанское энерго-металлургичес­кое объединение (БЭМО), которое должно было достроить ГЭС и построить ее основного потребителя — Богучанский алюминиевый завод (БоАЗ) проектной мощностью 600 тыс. тонн алюминия в год. Оба объекта изначально планировалось ввести в строй с 2010-го по 2012 год, к концу 2008 года партнеры инвестировали в БЭМО около 25 млрд рублей.

Но затем между соинвесторами начался жесткий конфликт: «РУСАЛ» из-за кризиса решил перенести достройку алюминиевого завода на более поздний срок, топ-менеджмент «РусГидро» настаивал на том, чтобы ГЭС была построена в прежние сроки. При этом принцип «двух ключей», которым партнеры руководствовались при строительстве станции, на некоторое время парализовал энергетическую стройку.

«Третья жизнь» ГЭС фактически началась после катастрофы в августе 2009 года на крупнейшей гидроэлектростанции России — Саяно-Шушенской. «Саянка» ежегодно обеспечивала десятую часть потребностей Сибири в электроэнергии. Компенсировать эту «потерю» до момента полного восстановления СШГЭС только за счет перетоков электричества с Урала или европейской части страны было бы очень сложно. Поэтому уже в феврале 2010 года было объявлено, что в проект БЭМО вступает госкорпорация «Внешэкономбанк» (ВЭБ). Она выделила «РусГидро» и «РУСАЛу» 50 млрд рублей кредита на быстрейшую достройку и ГЭС, и ее главного потребителя. 28,1 млрд рублей — на станцию, остальное — на первую очередь БоАЗа (позднее ВЭБ увеличил кредитование завода с 21 до 47 млрд рублей). В январе прошлого года «РУСАЛ» возобновил работы на стройплощадке первого пускового комплекса алюминиевого завода, а «РусГидро» весной этого года начало заполнение водой Богучанского водохранилища.

Итогом всех этих действий и стало то, что в середине октября были запущены в опытную эксплуатацию два из девяти гидроагрегатов ГЭС. «Создание станции стало наглядным примером успешной реализации механизмов государственно-частного партнерства», — заявил Владимир Путин, уточнив, что объем инвестиций в этот проект из всех источников превысит 90 млрд рублей. Таким образом, для «богучанки» началась «четвертая жизнь».

Промежуточный финиш

Первые два агрегата станции совокупной мощностью 666 МВт были запущены на напорном уровне воды 185 метров. На полную же мощность, по словам партнеров по БЭМО, станция должна выйти в будущем году, когда весной, в половодье, водохранилище наполнится до проектной отметки 208 метров. Сейчас процедуру пуско-наладочных испытаний (ПНИ) на станции проходит гидроагрегат № 3, до конца года «РусГидро» намерена провести ПНИ еще трех гидроагрегатов.

В 2013 году «РУСАЛ» введет в строй первую очередь алюминиевого завода (мощностью 298 тыс. тонн алюминия в год). «Завод обеспечит ежегодный объем потребления электроэнергии в размере 9,8 миллиарда кВт•ч в год при выходе на полную мощность. ЛЭП-500, которая обеспечит передачу электроэнергии на завод, уже готова, на предприятии сейчас устанавливаются 168 электролизеров первого пускового комплекса», — рассказал журналистам Олег Дерипаска. Таким образом, если все пойдет как намечено, то в будущем году история со строительством пятой по мощности отечественной ГЭС на реке Ангаре будет закончена. Естественно, возникает вопрос о том, кто и что от этой истории получил.

Более всего выигрывает от достройки Богучанской ГЭС государство. Причем не только за счет новых налогов, укрепления энергосистемы. Важнее всего то, что новое поколение управленцев и в госкомпаниях, и в органах власти получило опыт реализации крупных инфраструктурных проектов, затрагивающих интересы сотен компаний и миллионов людей. В постсоветской России этот опыт был практически утерян; его приходится нарабатывать заново. Очевидно, легче пойдет достройка до проектных отметок Чебоксарского и Нижнекамского водохранилищ, которые уже тридцать лет гниют по причине мелководья в европейской части страны, и более взвешенно будет оценена идея постройки нового каскада ГЭС мощ­ностью более 10 ГВт в Южной Якутии.

Очевиден выигрыш от реализации БЭМО и его партнеров — «РусГидро» и «РУСАЛа», которые с будущего года начнут возвращать вложенные в проект деньги. Причем Олег Дерипаска, по сути, оказывается в двойном выигрыше — как по деньгам (за счет кредитов ВЭБа на БоАЗ), так и по времени (главе «РУСАЛа» в итоге удалось отодвинуть срок строительства завода в Богучанах на более позднее время). В выигрыше оказывается и Сибирь в целом, и Красноярский край в частности. Реализация проекта БЭМО на всех его этапах, включая процесс производства электроэнергии и металла, например, создает в Сибири 10 тыс. новых рабочих мест и реально способствует развитию Нижнего Приангарья.

Выбор приоритетов

Некоторое разочарование у части сибирского общества, правда, вызвал тот факт, что на церемонию запуска «богучанки» президент России лично не приехал. Среди местных журналистов пополз слух о том, что «московские VIPы не хотят лишний раз конфликтовать с теми «зелеными», которые выступают против запуска станции».

Ряд экологических организаций накануне запуска ГЭС действительно обратился к президенту с призывом немедленно остановить подъем водохранилища, который они считают «поспешным». «Затопление ангарских территорий происходит без утвержденной оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС. — Ред.) — это означает, что экологические риски не выявлены, степень угроз не просчитана, долговременные последствия не известны. Под воду уходят миллионы кубометров ценной деловой древесины, которые еще десятки лет будут ухудшать качество воды в этом искусственном водоеме и осложнят судоходство на его акватории. Вместе с ангарским лесом под воду уходят уникальные памятники сибирской истории и культуры, чей возраст иногда исчисляется тысячами лет», — отмечается, например, в обращении Сосновской коалиции экологических организаций.

На самом деле любой инфраструктурный проект подобного масштаба все желания удовлетворить не может. Встает вопрос выбора приоритетов. Можно сколь угодно спорить, нужна ли проекту, начатому в 1970-х, нынешняя ОВОС, или достаточно положительного заключения государственной экспертизы, сделанной Госстроем еще в 1979 году. Но если бы наполнение Богучанского водохранилища началось как предусматривал первоначальный план БЭМО, в 2009–2010 годах, оно было бы действительно поспешным — тогда даже плотина ГЭС еще была не до конца готова. И в конце прошлого года, как того хотело федеральное правительство, запуск «богучанки» тоже был бы несвоевременным (в том числе и по соображениям защиты окружающей среды). Однако в этом году, если кто не знает, стало окончательно ясно, что на Енисее наступило маловодье. Значит, две крупнейшие гидроэлектростанции, стоящие на этой реке — Саяно-Шушенская и Красноярская — в обозримом будущем не смогут обеспечивать сибирскую энергосистему необходимым количеством электро­энергии. И не факт, что потребное сибиряками количество электричества нынешней зимой удастся выработать на местных ТЭЦ или получить по проводам с Урала или европейской части страны (см. «Зимняя сухость» в «Эксперте-Сибирь» № 37 за 2012 год).

Поэтому правительство РФ (а решение о начале наполнения водохранилища и запуске ГЭС принимает правительственная комиссия), очевидно, и пошло на риск, чтобы избежать нынешней зимой неприятных сюрпризов с электричеством в Сибири. Правда, по водности Ангары, которая впадает в Енисей ниже Саяно-Шушенской и Красноярской ГЭС, и на которой стоит Богучанская ГЭС, прогнозы в начале года тоже были неутешительные. Но во второй половине года вода вдруг начала прибывать. «По Ангарскому каскаду маловодья нет. ГЭС «Иркутск­энерго» по запасам гидроресурсов на конец отопительного сезона отставали от показателей 2011 года на 4,5 миллиарда киловатт-часов. На настоящий момент запасы гидроресурсов выровнялись — водность средняя. Хотя гидрометцентры давали пониженную приточность и в Байкал, и в Братское водохранилище (реки Китой, Белая, Иркут). Отметка озера Байкал на сегодня — 496,9 метра. Она самая высокая за последние десять лет, что является определяющим фактором в работе всего Ангарского каскада», — отмечал в интервью «Эксперту-Сибирь» в сентябре главный инженер «Иркутскэнерго» Евгений Новиков.

При этом у властей Иркутской области, которую нынешний уровень воды в водохранилище (185 метров) вообще не затрагивает, есть как минимум полгода — до весны 2013-го, чтобы завершить работы по переселению жителей, свести лес и совершить другие необходимые действия на затапливаемой при отметке 208 метров территории. То же самое относится и к незавершенным участкам водохранилища в Красноярском крае. Так что вряд ли сибирякам стоит обижаться на то, что Путин запустил Богучанскую ГЭС не в Кодинске, а из Москвы в режиме видеоконференции. Побывать на месте президент еще успеет.       

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №42 (350) 22 октября 2012
    Сибирские "газели"
    Содержание:
    Надежда и опора

    Кризис расставил все по своим местам — в списке самых динамичных компаний Сибири остались лишь те, которые своим ростом обязаны эффективному управлению и смелому маркетингу. Но и компании посредники из нефтегазовой отрасли тоже никуда не делись

    Реклама