Больше внутреннего потребления

Повестка дня
Москва, 02.09.2013
«Эксперт Сибирь» №35 (387)

Сразу после празднования Дня шахтера, 26 августа, в Кемерово прилетел президент Владимир Путин, чтобы провести там заседание комиссии по ТЭК и экологической безопасности. Выяснилось, что в составе этого совещательного органа, секретарем которого является президент НК «Рос­нефть» Игорь Сечин, совсем нет угольных генералов. «Угольная отрасль является одной из ключевых в энергетике — и ни одного представителя от угольщиков нет? Можно было бы посмотреть Бокарева, Зюзина, Рашевского, Байсарова. Давайте подумаем, и предложения, пожалуйста, внесите», — с ходу выдал поручение Сечину президент.

Затем речь пошла о том, что в добыче угля ежегодно устанавливаются рекорды: так, по итогам прошлого в России был достигнут очередной максимум за постсоветский период — 354,9 млн тонн (рост к 2011 году составил 5,4%). Растет и переработка — и энергетического (на шесть процентов), и коксующегося угля (на девять процентов). Хотя это направление — переработка угля и его обогащение — все равно остается недоразвитым: так, из более 272 млн тонн энергетического угля, добытого в 2012 году, было переработано лишь 26%. Но при этом все достижения углепрома практически полностью определяются ежегодным ростом экспорта (за прошлый год — на 17%). При этом объем потребления угля на внутреннем рынке за последние пять лет снизился почти на 14 млн тонн, или на семь процентов. «По предварительным оценкам, в 2013 году тенденция эта сохранится, а при нестабильности внешних рынков ситуация становится если не критической, то тревожной как минимум... Внутренний рынок при его огромном потенциале по-прежнему не развивается. Хотя полтора года назад мы принимали решения о стимулировании и наращивании внутреннего потребления угля. И планировали сделать это за счет развития угольной генерации в энергетике и ЖКХ», — посетовал президент. Напомнив, таким образом, о похожем совещании, которое он также проводил в Кемерово полтора года назад — еще в ранге премьер-министра. Итогом того мероприятия стало утверждение долгосрочной программы развития угольной отрасли до 2030 года, по которой, к примеру, добыча должна вырасти до 430 млн тонн. Теперь решено долгосрочную программу скорректировать: привести ее в соответствие с тенденциями на внутреннем и глобальном рынках угля, а также синхронизировать с генеральной схемой размещения объектов электроэнергетики, проектами транспортной стратегии и стратегии развития портовой инфраструктуры.

Негативная динамика потребления угля на внутреннем рынке, заявил Путин, снижает устойчивость отрасли и повышает ее зависимость от внешней конъюнктуры. Особенно от этого страдает Кузбасс — главный российский угледобывающий центр (по итогам прошлого года — более 200 млн тонн). Уголь отсюда экспортируется в 48 стран, однако цены на мировом рынке в последнее время не отличаются стабильностью (на заседании было заявлено, что в среднем падение цен за год составило 20%). В результате, рассказал на заседании губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, «большинство кузбасских компаний работают, по сути, в убыток». Слабое место региона известно — его расположение в центре страны оборачивается высокими затратами на транспортировку угля к портам и на западе, и на востоке страны. Несмотря на все титанические усилия РЖД и ежесуточную погрузку до восьми тысяч полувагонов, на складах в регионе уже скопилось более 16 млн тонн угля (при нормативе 4,7 млн тонн). При существующей пропускной способности железных дорог наращивать объем добычи угля нет смысла, заявил губернатор. Расширение сети РЖД — дело будущего, пока же угольщикам мешают тарифы. Тулеев предложил в месячный срок договориться о совместных действиях: падает цена на уголь — настолько же снижается и железнодорожный тариф; растут цены — поднимаются и тарифы. Впрочем, глава РЖД Владимир Якунин эту инициативу не поддержал. По его словам, убытки монополии от перевозки угля в 2012 году составили 79 млрд рублей, поскольку РЖД возит уголь как минимум в два раза ниже «законной ставки». «От Кузбасса в оба направления — от четырех до шести тысяч километров. Мы ничего не сможем сделать с расстоянием, оно есть», — повторил очевидное Якунин. Без господдержки РЖД будут вынуждены повысить тарифы на перевозку угля, заявил глава монополии. И предложил угольщикам решать свои проблемы без ущерба для железных дорог.

В итоге участники заседания пришли к выводу, что без развития внутреннего рынка угля говорить о масштабном росте в отрасли вообще бессмысленно. «Многие страны, причем промышленно развитые страны, пытаются сейчас вновь наладить производство угля. Вы знаете такую экономику, как экономика Федеративной Республики [Германия], они отказываются от атомной энергетики и сейчас задумались о том, как использовать угольную генерацию. Мы имеем все возможности посмотреть на то, как развивается ситуация у наших соседей, все проанализировать, взвесить и принять своевременные и правильные решения», — заявил по этому поводу Владимир Путин. Прежде всего, развивать угольную генерацию решено в Калининградской области (несмотря на то, что там планируется построить крупную Балтийскую АЭС мощностью 2 ГВт). Но президент неожиданно потребовал ускорить и строительство угольных ТЭС на Дальнем Востоке. Это заявление вышло, по меньшей мере, странным. Дело в том, что в развитии изолированных энергосистем восточной окраины страны уже несколько лет ставка делается на газ. Устаревшие мощности, работающие на завозном мазуте и том же угле (к примеру, в Хабаровске и Владивостоке), замещаются газовой генерацией. «Газпром» с 2007 года реализует масштабную Восточную газовую программу, в рамках которой уже действует газопровод «Сахалин–Хабаровск–Владивосток», а к 2017 году должна начаться добыча на крупном Чаяндинском месторождении в Якутии (для транспортировки газа предполагается строительство еще одного газопровода, «Якутия–Хабаровск–Владивосток», протяженностью около 3,2 тыс. км).

Новую генерацию, основанную на угле, на Дальнем Востоке пока собирается строить лишь «РусГидро» в рамках стратегии, реализуемой «дочерним» РАО «Энерге­тические системы Востока». Но глава этого госхолдинга Евгений Дод еще в июне говорил, что ряд новых станций — в целях оптимизации капзатрат — могут стать газовыми (причем поставщиком топлива может выступить «Роснефть»). Впрочем, Владимир Путин в Кемерово оговорился, что при развитии угольной энергетики «нужно учитывать межтопливную конъюнктуру и межтопливную конкуренцию» и что «подходить к этим вопросам, безусловно, нужно очень прагматично». Так что повального строительства угольных ТЭЦ в ближайшем будущем ожидать не стоит.           

У партнеров

    Реклама