Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

«Мы живем по закону джунглей»

2015
Фото: Роман Брыгин

Легенда новосибирского ресторанного бизнеса Эрик Шогрен — о вечно молодом рынке общепита, лидерских амбициях регио­нальных сетей и независимости России от импорта

В 1996 году американский бизнесмен Эрик Шогрен «взорвал» новосибирский рынок общепита, открыв первую в городе пиццерию New York Pizza, очереди в которую можно было сравнить со столпотворением в первый московский McDonald’s. Приехав в Новосибирск в девяностых, он начинал с автомобильного бизнеса, затем открыл первый в городе супермаркет с американскими продуктами Supervalu, товары в котором раскупались намного быстрее, чем привозились из-за рубежа. Почувствовав успех с проектом пиццерий и осознав, что в Новосибирске можно построить настоящую ресторанную империю на пустом месте — абсолютно свободном рынке, — Шогрен начал браться за новые проекты: открыл рестораны «Классика» и New York Diner, гриль-бар New York Times, сеть кофеен New York Coffee, кулинарии-кондитерские «Кузина», получил в управление киноконцертный комплекс им. Маяковского. В 2004 году американец пытался построить под Новосибирском крупное молочное производство «Сибирский фермер». Проект, обсуждавшийся на уровне Министерства сельского хозяйства России и бывшего посла США в России Джеймса Коллинза, так и остался нереализованным, не получив финансовую поддержку администрации региона, а бизнесмен потерял вложенные средства — по разным данным, от одного до пяти миллионов долларов.

Кроме того, проект погубило и уголовное дело против Шогрена — в 2008 году американца и его управляющего партнера Евгению Головкову обвинили в мошенничестве на общую сумму порядка 20 млн руб­лей — компании предпринимателей якобы оказались должниками внебюджетных фондов, поставщиков, банков и собственных работников. Бизнесмен потерял почти 20 заведений, бывших в составе группы New York Pizza, оставшись владельцем всего пяти точек. Разбирательства длились шесть лет, и только весной 2014-го Шогрен и Головкова, сумевшие сохранить бизнес и вытянувшие компанию из катастрофического положения, были оправданы.

Прожив полжизни — 25 лет — в России и так не выучив русский язык, американский бизнесмен стал одной из ключевых фигур в ресторанном бизнесе. Несмотря на суды, Шогрену удалось вывести новосибирские сети в другие города страны — сегодня в 10 городах России открыто 30 точек пиццерий New York Pizza (в том числе три в Москве), и 15 кондитерских «Кузина» (14 в Новосибирске и одна в Барнауле). Журналу «Эксперт-Сибирь» американец рассказал о том, как выживал в кризисные годы, растущем спросе на быстрое обслуживание и своей роли в развитии ресторанного дела Новосибирска.

Постоянные перемены

— Эрик, вы приехали в Новосибирск еще в девяностых. Почему выбрали именно этот город?

— Это не я выбрал Новосибирск, а город выбрал меня. Тогда между Россией и Америкой как раз устанавливались тесные партнерские отношения, я приехал по программе сотрудничества между Новосибирском и Миннеаполисом. Побратимство городов поддерживалось и правительством, и самими жителями, и мы стремились расширить эти связи. Это также было обусловлено экономическим, академическим, образовательным и культурным уровнями развития Новосибирска. Здесь я увидел открытый рынок и множество возможностей, поэтому остался.

— Вы начинали работу в России с автомобильного бизнеса, позже открыли супермаркет и только потом пришли к ресторанному бизнесу. Почему?

— Когда я занимался торговлей автомобилями, то понял, что можно расширить бизнес и ввозить запчасти к этим автомобилям, импортировать другие товары. Продовольственная индустрия в то время тут была совсем малоразвитой, торговля шла, но никто не открывал супермаркеты — никаких «Ашанов», «Лент», «Горожанки». Сейчас это трудно представить, возможно, это даже звучит смешно, но это правда. Было очевидно, что нужен более профессио­нальный подход, и мы могли это сделать. Основываясь на своем опыте, на том, что я видел в Америке, я решил заполнить эту нишу. К тому же, я не хотел быть просто ритейлером, а хотел организовать систему, создать команду, построить большую компанию. Деньги не были целью. Я всегда по-настоящему наслаждался процессом построения бизнеса, работой с людьми и до сих пор в поиске интересных проектов.

— Тогда рынок общепита в Сибири был совершенно не развит, вам тяжело было начинать и развивать бизнес?

— В основе открытия бизнеса лежала та же идея, что и в открытии сети супермаркета — это было нужно рынку и людям. Если идея супермаркета была хороша, но исполнение подвело — выстроить систему было слишком сложно, то с пиццерией получилось лучше. Рынок был пуст, ниша была свободна. Я понял — людям нужно простое место, где им предложат вкусную и понятную еду за небольшие деньги. Рынок был готов, а потребности людей шли впереди системы. Людям нужны хорошие магазины, рестораны, кофейни. И мы продолжаем двигаться в этом ключе, а рынок в Сибири до сих пор не насыщен и все еще активно развивается.

При этом, считаю, «Кузина» — одна из самых успешных новосибирских сетей, а все еще обслуживаем только около одного–двух процентов рынка. Например, в Новосибирске полтора миллиона человек, скорее всего, у четырех–пяти тысяч людей сегодня день рождения, мы продадим в среднем 200–300 тортов, а где покупают торты остальные?

Ресторанный бизнес очень сложный, но он проще, чем крупный ритейл-бизнес, в котором мы пытались работать, хотя бы с точки зрения логистики. В ресторанном бизнесе можно строить более тесные отношения с партнерами, они гибче.

— Сильна ли конкуренция в тех форматах, в которых вы работаете, — пиццерии, кондитерские?

— Хороших ресторанов всегда меньше, чем плохих, поэтому рынок постоянно развивается, возможность успешно работать у хорошей компании есть всегда. Поэтому сказать, что New York Pizza, McDonald’s, KFC, «Кузина» и другие пекарни сильно конкурируют, все же нельзя. Мы партнеры, формируем один рынок, причем скорее рынок услуг, чем ресторанный — даем людям возможность быстрее поесть и освободить время для чего-то другого. Скажу больше — все сибирские сети фаст-фуда сырье, тепловые витрины, фритюрницы, кофе-машины, машины для мороженого покупают у одних и тех же производителей и поставщиков, мы отличаемся только рецептами и технологиями.

— Какие форматы общепита сейчас больше всего востребованы, в каком направлении развивается рынок?

— Не теряет популярность формат фаст-фуда, в Америке он сейчас называется «ресторан быстрого обслуживания». Мы стараемся соблюдать этот принцип, соотношение цены и качества. Я люблю русскую пословицу — старый друг лучше новых двух. Однажды даже New York Pizza использовала ее в своей рекламе, и я считаю, что даже этот формат, который на рынке уже 20 лет, имеет большие шансы на лидерство. Главное, меняться вместе с гостями, взаимодействовать — следовать потребностям, делать удобные рестораны, на подходящих площадках, с хорошим сервисом. Это система одновременно и привилегий, и ответственности.

Сейчас Эрик Шогрен открывает один-два ресторана New York Pizza и «Кузина» в месяц, в планах — запускать по ресторану в неделю 010_expert-sibir_22-23.jpg Фото: Роман Брыгин
Сейчас Эрик Шогрен открывает один-два ресторана New York Pizza и «Кузина» в месяц, в планах — запускать по ресторану в неделю
Фото: Роман Брыгин

Хороший пример — пончики, которые мы начали продавать в «Кузине». Это популярный продукт в Америке, но пока не в Новосибирске, поэтому, понимая локальные особенности, мы немного поменяли рецепт, закупили качественное оборудование и дали этой простой еде новое звучание, новые вкусы.

Если вернуться к опыту Америки, то там много старых, состоявшихся брендов, и их маркетинговая стратегия заключается в том, чтобы объяснить — это не тот же товар, который покупали ваши родители, компания меняется и эволюционирует. То же самое происходит на рынке общепита — форматы сохраняются, ставка делается на внутреннее развитие, улучшение качества услуг. Если раньше в New York Pizza люди долго ели, пили кофе, проводили время с друзьями, то сейчас молодежь предпочитает быстро поесть и бежать дальше, и нам приходится меняться вместе с ними, чтобы оставаться популярными. Кто лучше всего подстраивается к изменяющемуся спросу, тот и сможет конкурировать на рынке. Единственная постоянная вещь — это перемены, а мы живем по закону джунглей.

Голосуют рублем

— Как поддерживаете спрос, какие каналы рекламы сейчас самые эффективные для вас?

— Маркетинговых каналов очень много. Мы верим в то, что нужно напрямую общаться с нашими гостями — предлагать им отличное качество и сервис — поскольку это дает эффект «сарафанного радио». Также мы активно вкладываемся в семплинги — дегустации, так как если у тебя хороший продукт, то это действительно рабочий инструмент. Если наружная реклама на щитах стоит восемь тысяч руб­лей в месяц, а себестоимость булочки, например, 15 руб­лей, то поделив эти суммы, понимаем — мы можем дать попробовать эту булочку 500–600 людям, и скорее всего, это сработает даже лучше наружной рекламы. Естественно, мы делаем и то, и другое, тратим от 500 тысяч до миллиона руб­лей в месяц на «наружку», чтобы усилить эффект. Конечно, мы активно развиваем и онлайн-маркетинг — социальные сети.

— Кажется, у New York Pizza есть свой костяк поклонников, и с ней подобные методы могут не сработать — заведение не молодое и уже привычное. Как работаете в этом направлении?

— Мы сами задаемся этим вопросом — как оставлять заведение популярным. Если и вы это замечаете, значит, нам нужно прикладывать еще больше усилий. На самом деле, меню New York Pizza постоянно меняется, мы стараемся об этом говорить всеми способами. Самым эффективным остается прямое общение с клиентами.

Рынок повзрослел, расширился, появилось много других заведений, с которыми нам теперь приходится делить гостей. Но главное — формат фаст-фуда в целом продолжает набирать популярность. В фаст-фуд-бизнесе нам не нужно, чтобы гость ходил к нам каждый день — никто не захочет ежедневно есть пиццу, гамбургеры или сэндвичи, нам достаточно, чтобы к нам приходили три–четыре раза в месяц, но и для этого нам приходится много работать. И если человеку понравилась наша еда, он в любом случае вернется.

— Вы долго игнорировали российские столицы и не решались начать бизнес там, но недавно начали открывать точки New York Pizza в Москве. Что изменилось, почему решились?

— Да, кстати, «Кузина» тоже вскоре появится в Москве. Основная причина выхода на тот рынок — мы наконец готовы конкурировать с основными игроками: McDonald’s, KFC, Subway, BurgerKing. К тому же все они уже пришли в Новосибирск, и мы вполне успешно справляемся с их присутствием. Очень важно, что в Москве нам придется соперничать еще и со Starbucks. Но у нас разные направления и экономические модели, поэтому я считаю, что «Кузина» будет для них партнером, мы будем давать синергетический эффект — Starbucks вкладывает огромные деньги в продвижение своего кофе, а мы — в выпечку. Мы как братья. Что еще прекрасно — Starbucks высоко поднимает уровень качества сервиса и продукции, и те, кто не может с ними конкурировать, уходят с рынка. Ту же роль в Новосибирске играет «Кузина» для кафе-кондитерских. В итоге в выигрыше остаются покупатели.

— Что для вас мерило успешности?

— Хорошее выражение — покупатель голосует рублем. Люди отлично понимают, чего хотят. У «Кузины» здесь важная роль — мы, по сути, создали этот рынок — кофе и булочка с собой. Благодаря нам подтягиваются конкуренты, поднимают свое качество.

Если предположить, кто будет лидером рынка фаст-фуда в Новосибирске через 10 лет, то это McDonald’s, KFC и, надеюсь, New York Pizza. Что касается кофейного и кондитерского бизнеса, то останется «Кузина» и, думаю, Starbucks, который рано или поздно здесь появится. И рынок станет искушеннее.

Худшее позади

— Вы используете российское сырье для производства? Довольны им?

— Нам комфортно на рынке потому, что мы используем только местные продукты. Иногда, конечно, приходится прилагать усилия, чтобы найти сырье нужного качества, но это реально, импортировать ничего не приходится. В составе наших булочек — российские мука, масло, сахар, сырная помадка сделана из сливочного сыра российского производства. Мы не говорим, что это лучшая булочка в мире, но это очень вкусная булочка по приемлемой цене, и сделана она из лучших продуктов, что нам удалось здесь найти. Сложность местного продовольственного рынка в том, что он нестабилен — одна и та же мука может быть разного качества, это делает работу в кондитерском бизнесе намного сложнее, поскольку выпечка — это, по сути, химическая наука, в которой правильные ингредиенты очень важны.

— Санкции на ваш бизнес сильно повлияли?

— Я придерживаюсь сбалансированной позиции — повлияли не столько санкции, сколько курс валют. Для нас очень важен стабильный и адекватный курс руб­ля, опираясь на который мы можем строить долгосрочные планы. Мы часто покупаем американское оборудование. Я согласен с позицией президента Путина, что санкции должны стимулировать российскую экономику. Возможно, русские наконец поймут, что зарабатывать можно не только на нефти и газе, но и на продовольственных продуктах. Понятно, что нам пришлось искать российские аналоги некоторых ингредиентов, перераспределять средства, замедлить развитие в нескольких городах, а сосредоточиться на одном — Москве.

— Насколько затянется этот кризис по вашим оценкам?

— Я пережил несколько кризисов в России и знаю этот процесс. Любой кризис — это возможность развития для компании, возможность трезво оценить перспективы, для рынка и отсеять слабых игроков. Думаю, самое худшее уже позади, следующий год еще будет довольно сложным, но постепенно все стабилизируется.

— На вас как на американце, строящем бизнес в России, как сказывается ужесточение отношений между странами?

— Для меня ситуация за 25 лет не изменилась — антиамериканских настроений я никогда не чувствовал. Люди хотят жить своей жизнью, им неинтересно вовлекаться в интриги, противостояние между политиками. Я уверен, что представители власти в Москве, Вашингтоне и европейских столицах так или иначе договорятся между собой, и бизнес от этого только выиграет — будет проще работать, иметь доступ к деньгам и кредитам, страхованию.

— С новосибирскими властями вы в каких отношениях?

— Мне довелось поработать и с [Василием] Юрченко (экс-губернатор Новосибирской области. — Ред.), и с [Владимиром] Городецким (бывший мэр Новосибирска, ныне губернатор региона. — Ред.), и если они предлагают нам поучаствовать в каких-либо проектах или мероприятиях — мы с радостью это делаем. Мы взаимодействуем, но не очень активно, скорее мирно сосуществуем. Например, мы согласовываем с администрацией и занимаемся благоустройством территории возле наших ресторанов и магазинов, но не потому, что это нужно администрации, это нужно нам и нашим гостям.

За прошедшие 25 лет я неоднократно был вовлечен в административные круги, входил в Совет директоров Новосибирского госуниверситета, в Совет директоров хоккейной команды «Сибирь», работал с администрациями, мэрией, правительством, но это не было жизненно необходимо для бизнеса, просто тогда это было мне интересно.

— Вам как иностранцу легче привлекать кредитные средства? Как в целом оцениваете ситуацию с банковским кредитованием в России?

— Много кредитов мы никогда не брали, и с банками довелось общаться мало, но работали именно с российскими кредиторами. Принципиальной разницы в отношении к моему бизнесу со стороны американских и российских банков я не чувствую. В России если и есть сложности, то они возникают из-за особенностей банковской структуры. Не могу сказать, что наши проблемы тут уникальны, любой другой малый и средний бизнес проходит через это: стоимость денег, проценты по кредитам очень высокие. Мы бы хотели привлечь в наш бизнес иностранные инвестиции, но сложность в том, что объяснить экономическую ситуацию в России непросто. Думаю, банки были бы рады сейчас работать с нами — компании почти 20 лет, и она стабильна.

— Но только в прошлом году прекратилось уголовное преследование, вас обвиняли в мошенничестве. Как получилось, что компанию чуть не признали банкротом?

— Это были заблуждения журналистов. Вокруг этой ситуации попытались создать интригу, потому что в действительности New York Pizza никогда не признавала себя банкротом. Это все было сделано ради рейдерского захвата, чтобы украсть часть бизнеса и запугать людей. Из-за быстрого распространения информации партнеры не успевали разобраться в ситуации и отказывались работать с нами. Ситуаций, подобных нашей, множество, они происходят по всему миру, и Россия тут совсем не уникальна. Радует то, что я не потерял основную часть бизнеса, только много времени и денег — из-за отсутствия ресурсов четыре–пять лет компания не развивалась, а боролась за выживание.

— То есть вас просто подставили?

— Да, именно. Просто хотели, чтобы я вернулся в Америку, бросив бизнес, недвижимость, деньги, партнеров. Думаю, большая часть людей на моем месте так бы и поступила. В итоге, я считаю, что эта ситуация была даже полезной, сейчас перспективы бизнеса намного лучше, чем пять лет назад.

— Эта история для вас уже закончилась?

— Все юридические вопросы закрыты, обвинения, которые нам были предъявлены, сняты. Понятно, что приходится заново выстраивать деловые отношения. Но то, что мы смогли пережить это, вселяет уверенность.

— Какой урок вы извлекли?

— Один из них: быть осторожнее, жизнь — несбалансированна, а нечестных людей очень много. Слишком многим мы доверяли. Второй урок — если ты делаешь все правильно, то сможешь пережить даже такие падения. В особенно сложные моменты я думал: неужели люди могут поверить, что New York Pizza вышла на сибирский рынок, вложила миллионы долларов, чтобы спустя десять лет развития и активных инвестиций попытаться обмануть нескольких поставщиков? Я верил в людей, в судей, в милицию, в следователей и свидетелей, и это себя оправдало.

Растет во все стороны

— Как вы оцениваете коммерческий потенциал и инвестиционный климат Новосибирска и других городов Сибири?

— Очень позитивно. То, что в течение всех 20 лет мы развиваем бизнес, показывает наше доверие, нам комфортно здесь. Мы стараемся привлекать инвестиции из других городов, возможно, когда-нибудь это будут и инвестиции с Запада. Можно сказать, что мы, как и потребители, тоже голосуем рублем — постоянно реконструируем и обновляем магазины, открываем новые производственные площадки, даем людям работу, работаем на долгосрочную перспективу. Спустя все эти годы я уверен — рынок общепита в Сибири все еще очень молодой, у него есть масса возможностей для развития. Он стремительно растет, и растет во все стороны по сравнению с рынком Америки, которому 250 лет — сейчас там более мелкие процессы.

«Если через пять лет моя сеть ресторанов не станет федеральной, значит, идея провалилась», — заявляет Шогрен 012_expert-sibir_22-23.jpg Фото: Роман Брыгин
«Если через пять лет моя сеть ресторанов не станет федеральной, значит, идея провалилась», — заявляет Шогрен
Фото: Роман Брыгин

Если говорить про разницу городов, то в Сургуте, Стрижевом и Нижневартовске, где открыта New York Pizza, направление сервиса общепита почти не развито, ресторанов очень мало. В Новосибирске рынок, конечно, плотнее заполнен. Мы бы хотели также открыть рестораны в Кемерове, Омске и Красноярске, в этих направлениях уже работаем.

— Можете оценить предлагаемые площади для вашего бизнеса в Новосибирске и других городах, где открыты заведения, — Барнауле, Бийске, Новокузнецке?

— Рынок коммерческой недвижимости очень конкурентен, но, думаю, для хорошей компании всегда найдется подходящее место. Например, у таких гигантов, как Starbucks, достаточно жесткие требования к помещениям, но при этом они открывают примерно пять кофеен в день по всему миру. Чтобы выдерживать ритм, им нужно действовать в рамках четких стандартов. Компании меньшего размера — такие, как «Кузина» или New York Pizza, — несколько гибче в этом плане, мы можем позволить себе размещаться в каких-то небольших или нестандартных помещениях. На то, чтобы «вписаться» в такое помещение, требуется больше времени. Сейчас мы открываем один–два ресторана в месяц, но стремимся к тому, чтобы к концу года открывать по ресторану New York Pizza и «Кузина» в неделю. Февраль, март и апрель были насыщенными месяцами в этом плане — New York Pizza вышла на совершенно новый для нас московский рынок, где нам понадобилось выстроить отношения с новыми партнерами, новыми поставщиками, справиться с резким изменением цен в связи со скачком курсов валют. Это был большой шаг, и мы сделали его.

Мост между Россией и Америкой

— Вы не брезгуете работой за кассой, следите за процессом приготовления. Это недоверие к своим работникам?

— Нет, ни в коем случае, я полностью им доверяю. У нас 50 заведений в разных городах, в некоторых я бываю очень редко или не знаю всех рецептов блюд и напитков, не все пробовал, но я точно уверен — моя коман­да может работать самостоятельно. Мы можем обсудить с ними направление движения — согласиться в том, что нам нужны несколько разных сезонных продуктов, а дальше они начинают работать сами. Я могу работать на самом верхнем уровне — выстраивать стратегию компании, и на самом нижнем — например, работать над правильными пончиками, экспериментировать с рецептами — просто потому что за 25 лет работы я приобрел огромный опыт. Кстати, первая пицца для New York Pizza была выпечена на моей кухне. На среднем уровне — с менеджерами, мне делать нечего, это не моя компетенция. Для меня главное — оставаться лидером, это я никому не могу передать.

— Многие из ваших бывших партнеров построили собственную карьеру. Как вы к этому относитесь?

— Да, многие новосибирские компании — Traveler’s coffee, «Сибирский гурман», «Ресторатор» — основаны моими партнерами и зачастую не без моего участия. Никаких обид, зависти — ничего подобного нет: я приносил пользу этим людям, они приносили пользу мне, поэтому я очень радуюсь, если слышу о ком-то хорошие новости. Все отношения строились на взаимоуважении, взаимовыгоде и интересах бизнеса. Я всегда задаюсь вопросом, как оставить людей в нашей компании, дать им возможность расти, привлекать их развивать наш бизнес, вместо того, чтобы начинать свой. Я стремлюсь создавать перспективы для работников, заинтересовывать их.

— Вы расширяете сети по франшизе?

— New York Pizza — по франшизе, и своими силами, и оба направления успешны. Сеть «Кузины» принадлежит только нам, и мы пока размышляем о том, стоит ли развивать ее по франшизе, потому что это сложный процесс. Точно могу сказать — заведения приносят прибыль и нам, и франчайзи, у нас много предложений из разных регионов страны — работа ведется активная.

Для потенциальных партнеров бизнес интересен тем, что мы стремимся играть в «высшей лиге» фаст-фуда — там, где McDonalds, KFC, BurgerKing. Возврат инвестиций в нашей модели бизнеса происходит достаточно быстро и позволяет расширять сеть.

— Иностранный опыт, то, что вы видите в Америке, помогает в работе?

— Конечно, на Западе я вижу идеи, которые успешно работают, и стараюсь внедрять что-то подобное здесь, но это невозможно сделать, просто скопировав. Нужно несколько изменить концепцию, подстроить ее под особенности рынка. Я выступаю в этом процессе в качестве некоего «моста» между Америкой и Россией — пока идея путешествует от одного конца к другому, она изменяется в соответствии с потребностями российского рынка и наших покупателей.

— Как будет развиваться рынок в ближайшие пять лет?

— Тренд будет сохраняться — фаст-фуд не будет терять популярность, а значит, мы будем востребованы. Людям нужен быстрый сервис, нужно больше сетевых заведений, поэтому доли рынка распределятся между крупными игроками: McDonald’s, KFC, Burger King, и New York Pizza присоединится к ним. Конечно, будут оставаться и локальные компании и их небольшие проекты, но они не будут угрожать положению гигантов. В выигрыше останутся те, кто инвестирует в материальные и человеческие ресурсы, большие сильные компании останутся на рынке, остальные — уйдут.

— Что у вас в планах, как будете развивать сети?

— Мы будем продолжать двигаться в задуманном направлении, только делать это быстрее. И если через пять лет New York Pizza и «Кузина» не станут федеральными сетями, то значит, идея провалилась. Но я полностью верю в наши концепции.

— Вы еще не устали от России? Не было желания уехать?

— Я бы не сказал, что я устал от России. Все люди с возрастом устают от проб­лем, но это жизнь, те же проблемы есть в любой стране мира. Никто не придумал, как их избежать. Мне очень повезло — я искренне люблю то, чем занимаюсь, это делает меня счастливым.

«Эксперт Сибирь» №22-23 (453)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама