Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Как превратить мусор в сырье?

2017

Решение задачи — в комплексе: от воспитания уважения к себе до создания государственной политики

Как превращать отходы в доходы — тема, кажущаяся вечной: о переработке бытовых и промышленных отходов говорят много, но, кажется, безрезультатно. Что мешает развиваться этой отрасли, обсудили в ходе круглого стола «Ресурсосбережение и вовлечение отходов в хозяйственный оборот», который состоялся в первый день Красноярского экономического форума под эгидой журнала «Эксперт-Сибирь» и Фонда защиты природы и окружающей среды «Зеленый стандарт».

В России до сих пор не создана сколько-нибудь внятная система обращения с отходами — неважно, бытовыми или промышленными. Наряду с законными свалками мусора и полигонами для его захоронения в каждом регионе есть тысячи незаконных свалок, которые необходимо выявлять и ликвидировать. Новые полигоны не нужны, а существующие полигоны должны полностью соответствовать высокотехнологичному комплексу по сортировке и переработке отходов, на которых будут применены новые технологии для их утилизации и вовлечения во вторичный оборот. Для решения подобной задачи есть не только зарубежные технологии и комплексы, но и отечественные разработки, превосходящие по показателям эффективности. Чего же не хватает? На эти вопросы пытались найти эксперты.

Экономика имеет значение

— Еще год назад были разработаны схемы размещения отходов во всех регионах, и можно констатировать, что полугодовой срок, который был дан, не позволил взвешенно и комплексно решить задачу, создать схемы размещения отходов, в частности, не был услышан голос общественности, — отметил начальник департамента инвестиционной политики и территориального развития аппарата полномочного представителя президента РФ в Сибирском федеральном округ Иван Гончаров. — Тема переработки зачастую подменяется вопросами организации сортировки, но задача — именно утилизация отходов, как можно в больших объемах и как можно более эффективно.

Гончаров отметил, что одна из основных проблем — экономика. На данный момент нет решений проблемы переработки отходов без повышения тарифа для граждан, значит, надо сделать так, чтобы они были востребованы предприятиями как ресурс.

В программе мероприятий, разработанных федеральным правительством, стоит создание завода по переработке коммунальных отходов. По графику предприятие должно войти в строй уже к концу 2017 года, но пока активных подвижек не видно. Партнерами проекта выступила компания «Мицубиси». Казалось бы, такое партнерство предполагает четкую и внятную логику реализации проекта. Но «что-то пошло не так».

— Возникли две проблемы: первая — сроки принятия решения потенциальным партнером, — пояснил врио главы Республики Бурятия Алексей Цыденов. — В компании средний срок принятия решения — полтора года, для нас это достаточно долго. Вторая проблема — а о какой технологии мы ведем речь? Есть технология сжигания, которая предполагает выбросы газов, и это не самый приемлемый для нас вариант. Есть технология, предполагающая разложение отходов при высокой температуре. А есть технология плазменного сжигания, разработанная бурятскими учеными, при которой не выделяется газ. У нас есть опытная установка, она прекрасно работает, очень эффективна с точки зрения экологических параметров, но есть вопросы по экономике. Японцев в первую очередь интересуют объемы, а нас — вопросы экологии. Мы не можем свозить отходы со всей республики в одно место — расстояния большие. Эти противоречия и затормозили реализацию проекта именно с японскими партнерами, но вообще работа продолжается, мы общаемся с несколькими возможными инвесторами.

Власти Бурятии провели предварительную оценку экономической эффективности разных способов сортировки: так, при смешанном сборе отходов удастся получить только 24,5 тысячи тонн вторсырья, при раздельном — 62 тысячи тонн. Если пустить эти объемы в хозяйственный оборот, то в первом случае можно получить почти 123 миллиона руб­лей, в случае глубокой сортировки — более 446 миллионов руб­лей. Однако сами мероприятия по внедрению программы переработки ТКО оцениваются не менее чем в миллиард.

— Если выполнять программу делать в полном объеме, то нас ждет существенный рост тарифа для населения — до шести раз в отдельных муниципалитетах, — говорит Алексей Цыденов. — По­этому надо детально разбираться и считать, смотреть возможности бюджета и населения. Если сочетание будет приемлемое, то оно станет интересно любому инвестору, а не только японскому.

Бизнесу нужно вторсырье!

Бизнес заинтересован в получении вторсырья из бытовых отходов.

— Мы считаем, что потенциал переработки пластика — стопроцентный, — говорит старший директор по работе с органами государственной власти региона Восточная Европа Carlsberg Group Ирина Федорова. — Мы считаем, что необходимо разработать на федеральном уровне систему стимулирования организаций, передающих отходы на переработку. Возможно, учитывать затраты предприятий на раздельный сбор отходов в счет экологических платежей. Придумать стимулы для населения, например, льготы по оплате жилищно-коммунальных услуг. Сейчас это ключевые для нас вопросы.

Председатель совета директоров ГК «Экран» Павел Бобошик за без малого пять лет работы в Сибири нашел ответы на вопрос, почему в России до сих пор нет системы обращения с бытовыми отходами, но ответы ему, очевидно, не понравились.

— Проблема даже на уровне терминологии, — рассказывает он. — Я задавал вопрос: почему вы называете это мусором, а не сырьем? Получил ответ: а ты видел, сколько у нас руды, нефти, угля и лесов? Зачем нам заниматься переработкой, если можно производить новое?

Производители испытывают огромный дефицит сырья и готовы принимать в переработку ПЭТ-бутылки, стекло и бумагу. Однако законодательство устроено таким образом, что сейчас это невыгодно.

 25-02.jpg

— Одна тонна стеклобоя будет стоить дороже, чем перевезти песок из Ульяновска в Новосибирск и сварить из него стекло, — говорит Бобошик. — А ведь здесь увязана и экономика, и экология: песок плавится пи температуре 1 500 градусов, стеклобой — при 1 350 градусах. Переплавка песка дает выбросы, переплавка боя — нет! Я уверен: 98 процентов предприятий не знает, что с 15 апреля должны платить сборы, и что им нужны будут дополнительные сотрудники, чтобы эти сборы считать. Как это будет работать на практике? В первый год работы новой системы Росприроднадзор и прокуратура будут проводить проверки, сдана или не сдана статистика. На второй год — сошлись ли данные этой статистики, уверен, что 80 процентов не сойдется. На третий год система начнет работать. Слава богу, первый год уже пошел, к третьему, может, мы получим чуть больше пластика и стекла.

Павел Бобошик подчеркнул, что раздельный сбор отходов — не панацея, что эта модель может работать не в каждом регионе.

Мусору нужен хозяин

Идею о том, что универсальных решений не бывает, развил председатель Красноярского отделения партии «Зеленые», директор Сибирской ассоциации развития отрасли рециклинга Сергей Шахматов.

— Красноярский край — это огромная территория, которую можно поделить на несколько специфических зон, и для каждой из них нужен свой подход, — рассказал он. — Скажем, в городе Шарыпово есть мусороперерабатывающий завод, владелец которого делает акцент именно на сбор стекла. Но он не может продать это стекло в Шарыпове, а доставка в Красноярск, это 200 километров, стоит денег. При этом Шарыпово — крупный развитой город, а есть, скажем, Курагинский район, где к некоторым муниципалитетам нет нормальных дрог. А есть вообще Эвенкия, огромная территория, где невозможно свозить отходы в одну точку, плюс надо учесть, что это север, и там в принципе особый подход к утилизации мусора. Мы разработали несколько схем по обработке отходов для разных территорий, от классической схемы сортировки и отправки на предприятия, но это актуально для крупных городов. Вторая модель — двухступенчатая переработка: накапливать отходы на сортировочных площадках и, получая объемы, свозить в более крупные города. Мы придумали схему и для севера, где вообще никуда ничего не довезешь, но есть река: можно создать площадки для хранения на берегу, и в навигацию пусть туда подходит мусоросжигательная баржа и по графику эти площадки обслуживает. Сегодня такого работающего примера нет, но Минприроды рассматривает разные варианты, возможно, учтут и этот.

Сергей Шахматов отметил, что сейчас основная проблема — это вопрос реализации закона о создании регио­нального оператора. По его мнению, возможны три схемы. Первая — создание оператора частной компании, вторая — передача в концессию и третья — создание фонда по схеме, подобной фонду капремонта, чтобы была единая структура, которая выстраивает отношения между субъектами рынка.

— Почему никто не собирает и не везет предприятиям отходы? Ответ простой: у мусора нет хозяина, — уверен Шахматов. — Как только появится кто-то один, кто за это отвечает, сразу же появятся феноменальные объемы стекла, пластика и всего, что только можно использовать в качестве вторсырья.

 25-03.jpg

Рынок требует правил

«Почему бы не вернуть практику сбора вторсырья в магазинах?» — задала вопрос Алексею Цыденову модератор круглого стола, директор и Фонда защиты природы и окружающей среды «Зеленый стандарт» Елена Шулепова. Возможно, это частично решило бы вопрос доставки сырья на перерабатывающее предприятие.

— В советское время принимали не все, — напомнил глава республики, — бутылки из-под шампанского — нет, молочные, водочные и «чебурашки» — да. Фактически это была не переработка, а вторичное использование. Такой прием отходов от населения можно попробовать организовать, но в тех местах, где много людей. Для крупных торговых центров это может быть актуально. Но самое главное — мы должны четко понимать, что мы собираем и куда везем. В любом случае это деньги: за доставку надо платить.

Существующее санитарное законодательство не позволяет торговым сетям принимать вторсырье, напомнил Сергей Шахматов, поэтому, пока санитарные нормы не изменятся, вернуть систему сбора упаковки в первозданном или каком-то измененном виде нельзя.

— Акции, периодические мероприятия, особенно с привлечением школьников, работают, — отметил он, — но сделать это постоянным и регулярным пока нельзя. Я был в прошлом году на стажировке у немецких «Зеленых», они рассказали о практике организации раздельного сбора мусора в домохозяйствах. Несмотря на развитое экологическое сознание и пропаганду, таким образом удавалось собирать только 10 процентов бытовых отходов.

— На самом деле сбор и переработка бытовых отходов — это тема не для министерства экологии, а для минпромторга, — считает председатель комитета природопользования и экологии Союза «Центрально-Сибирская Торгово-промышленная палата» Артем Черных. — Надо создавать отрасль как промышленность и развивать как промышленность, выстраивать взаимодействие между субъектами рынка, строить этот самый рынок. И первые шаги надо делать под контролем государственной компании или фонда, чтобы сначала создать полноценную структуру, а потом уже отдать ее в частные руки.

По мнению Черных, сразу формировать правила игры, рассчитывая на частных инвесторов и инициативу коммерческих предприятий, путь бесконечный.

Интерес частников и государства должен быть взаимным и обоюдным, говорит генеральный директор новокузнецкого ООО «ЭкоЛэнд» Евгений Комаров. Это, наверное, единственный пример успешного и масштабного проекта по переработке бытовых отходов. В 2007 году компания запустила в Новокузнецке полигон, принимающий не только отдельные виды вторсырья, а все подряд. Его сортировали, отдавали в переработку и перерабатывали сами. Со временем была создана собственная транспортная компания, которая занималась доставкой отходов, компания начала прощупывать почву в соседних регионах. Но, конечно, проект стал возможен только в партнерстве с администрацией города и области.

— Мы подписали соглашение, по которому город взял на себя 30 процентов финансовых обязательств по проекту и свои обязательства выполнил, — рассказывает Комаров. — Он построил дорогу, ЛЭП, выдал землю под небольшую арендную плату.

Глава «ЭкоЛенда» считает, что сейчас может тиражировать этот опыт и в других регионах — с небольшой поправкой на местные особенности, но даже в рамках существующего законодательства.

В том, что государство пришло к бизнесу в Год экологии и предложило заняться этой проблемой, взять на себя дополнительную социальную нагрузку, есть некоторое лукавство, считает вице-президент РАТМ Холдинг Ирина Байбарович.

— Мы и так занимаемся решением экологических проблем,— уверяет она. — У каждой крупной компании есть программы поддержки экологических инициатив, программы экологического просвещения и пропаганды бережного и ра­зумного отношения к природным ресурсам и окружающей среде. Но мы не будем еще и заниматься развешиванием баннеров с призывами не мусорить — потому что на эти же деньги можно сделать что-то более эффективное.

Участники круглого стола пришли к выводу, что без четких правил игры и консолидации усилий, одним только экологическим сбором проблема переработки отходов не решится. Должна быть выстроена система, аккумулирующая эти средства в отдельном «кошельке» и использующая их для создания инфраструктуры. Только в этом случае возможны результативные проекты.

«Эксперт Сибирь» №17-19 (493)



    Реклама



    Реклама