Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Дайте народу коньки и клюшки

2010

Олимпиада в Ванкувере показала, что в российском спорте разрушена главная вертикаль — путь от спортивной школы до профессиональной команды. Особенно это сегодня заметно на юге России — в регионе, на который через четыре года будет смотреть весь мир

Оргкомитет «Сочи-2014», почти в полном составе мониторивший работу канадских коллег на зимней Олимпиаде в Ванкувере, будет подводить итоги несколько месяцев — до середины июня. «Сейчас можно сказать, что своевременное планирование, особенно подготовка к непредвиденным ситуациям, является ключевым фактором успеха наряду с квалифицированным, подготовленным персоналом», — заявил президент оргкомитета Дмитрий Чернышенко сразу после церемонии закрытия Олимпиады в Ванкувере.

Тем временем спортивные чиновники анализируют совсем другие «факторы успеха» — подготовку кадров для спорта высших достижений. Анализ неизбежно приводит на региональный уровень, в местные спортивные школы, которые сегодня работают на устаревшей материальной базе и к тому же не всегда видят перспективы для своих воспитанников — в отсутствии развитой системы того же студенческого спорта путь к дальнейшим свершениям для них зачастую оказывается закрыт. К тому же пока что в России всё ещё действует географический подход к развитию спорта — «хоккей — на севере, плавание — на юге», от которого во всём мире отказались с тех пор, как появились крытые ледовые катки.

Фактически, ванкуверский «провал» привлёк внимание к проблеме, которая не решалась на местах последние 10–15 лет. «Одной из основных причин неудачного выступления на Олимпийских играх стала сложная ситуация с поддержкой школ олимпийского резерва», — признал, в частности, вице-премьер российского правительства Александр Жуков.

Борьба за тренеров

Некоторые очевидные просчёты организаторов «Ванкувера-2010», имеющие шанс повториться в Сочи, можно назвать, не дожидаясь официального подведения итогов. Это удалённость олимпийских объектов друг от друга, ограничившая возможность зрителей присутствовать на всех интересующих соревнованиях (в Сочи приморский и горный кластеры тоже находятся на расстоянии не менее 50 км), погодные условия, угрожающие качеству лыжных трасс, сбои в работе электроники и так далее. «Промашки и просчёты организаторов сильно портят впечатление от Олимпиады, и в Сочи-2014 мы просто обязаны предусмотреть всё до мелочей», — заявила ещё во время Игр депутат Госдумы РФ, олимпийская чемпионка Светлана Журова. Она стала одной из инициаторов законопроекта, призванного оптимизировать подготовку к «Сочи-2014». Проект, уже внесённый в Госдуму, предусматривает изменения нескольких действующих федеральных законов — об основах туристской деятельности, об охране окружающей среды, о госкорпорации «Олимпстрой» и непосредственно в закон об организации XXII Олимпийских зимних игр и XI Параолимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи. В проекте прописаны даже правила оказания гостиничных услуг в период проведения Игр-2014: размещать гостей Олимпиады смогут только гостиницы, прошедшие обязательную классификацию и имеющие документ, подтверждающий их «звёздность».

Однако та же Светлана Журова отмечает: «С промашками организаторов никак не связаны неудачи российских спортсменов на играх в Ванкувере. Надо чётко разграничивать лиц, отвечающих за организацию и проведение Игр, и лиц, отвечающих за спортивный результат, — спортсменов, тренеров и руководителей федераций».

  Фото: Алена Седлак
Фото: Алена Седлак

Российские тренеры сегодня охотнее работают за границей, готовя к соревнованиям наших конкурентов, — и те в итоге занимают высшие ступеньки подиумов. Таков ещё один урок Ванкувера. Особенно очевидна эта ситуация в фигурном катании, в котором российской школе когда-то не было равных, а теперь ванкуверские медали получили иностранные воспитанники Линичук и Карпоносова, Бестемьяновой и Букина.

Причина — «там» выше гонорары и лучше условия для работы. Следствие — в «Сочи-2014» воспитанники «звёздных» российских тренеров съедутся со всего мира — и не оставят шансов российским фигуристам, если ситуацию радикально не изменить. «Сейчас, перед Олимпиадой в Сочи, надо собрать наших тренеров и спросить, сколько им нужно денег, чтобы они не работали с иностранцами, — предложил известный российский фигурист Илья Авербух на пресс-конференции в Ростове-на-Дону, куда в начале марта привёз заключительное шоу телепроекта “Ледниковый период”. — Эти деньги найдутся, на Минспорта и Олимпийский комитет их выделяется достаточно. Но после того, как деньги будут получены, тренер должен подписать бумагу — либо он работает только на Россию, либо уезжает из страны совсем. Может быть, это жёстко. Но иначе нельзя, потому что тренер — это первично. Спорт­смен — это только воплощение тренерских идей, задумок и так далее».

Детский вопрос

На местах, на уровне детско-юношеских спортивных школ, ситуация с тренерским составом и вовсе провальная. В целом по России в детских спортшколах сегодня работают около 100 тысяч тренеров — и только 60% из них — на постоянной основе. Средняя зарплата — 7 тысяч рублей. Вузы страны ежегодно выпускают 4,4 тысячи человек по специальности «физическая культура и спорт», но только 30–35% распределяются на тренерскую работу. «Конечно, мы хотим, чтобы у нас работали лучшие тренеры. Но мы отдаём себе отчёт в том, что мы можем предложить этим специалистам. А наши условия сегодня — это дефицит льда, устаревшая материально-техническая база, отсутствие жилищных условий», — говорит директор ростовской школы по зимним видам спорта (СДЮСШОР № 6), президент Федерации хоккея с шайбой Ростовской области Игорь Кужелев. — У нас работала замечательный тренер по фигурному катанию — мастер спорта Ольга Рябинина. В итоге она уехала в Москву, потому что мы так и не смогли предложить ей нормального жилья».

Средняя «бюджетная» зарплата тренера высшей категории сегодня составляет около 15 тысяч рублей, молодой тренер может рассчитывать всего на 4 тысячи в месяц. Федерации ищут возможности мотивировать тренерский состав самостоятельно. «Спорт сегодня держится, в основном, на энтузиазме родителей и их финансовой помощи. У нас родители платят взносы областным федерациям хоккея и фигурного катания (в среднем — 2–3 тысячи рублей в месяц, это называется “взнос на развитие зимних видов спорта”. — “Эксперт ЮГ”), мы из этих денег делаем доплату тренерско-преподавательскому составу, арендуем им квартиры и так далее, — говорит г-н Кужелев. — И я не понимаю, когда наши чиновники делают большие глаза при упоминании о платном спорте. Бесплатного спорта нет, родители платят за всё — фигуристам шьют костюмы за свой счёт, покупают хоккейную экипировку (“одеть” начинающего хоккеиста стоит около 15 тысяч рублей, более “продвинутого” — не менее 25, причём менять её приходится каждый год), оплачивают поездки на соревнования».

Две «зимние» федерации — пока единственные на юге России — появились в Ростовской области шесть лет назад. С ними возродилась и школа «Снежинка», закрытая в 1994 году (её воспитанником был двукратный чемпион мира в танцах на льду Максим Ставиский) по причине отсутствия централизованного финансирования. Идея заново открыть школу принадлежала генеральному директору ЗСК «Спорт-Дон» Давиду Зильберману, ныне — президенту областной федерации фигурного катания. «Это была стопроцентно частная инициатива, которую позже поддержал губернатор Ростовской области — на третий год работы на базе “Снежинки” была создана нынешняя СДЮСШОР № 6», — рассказывает Игорь Кужелев. Сегодня в школе тренируются более 500 детей в двух видах спорта. И им катастрофически не хватает льда.

«Детский спорт сегодня держится на энтузиазме родителей. Они платят за всё — фигуристам шьют костюмы, покупают хоккейную экипировку, оплачивают поездки на соревнования»

Южный лёд

Регулярная хоккейная школа должна ежегодно проводить новый набор и в итоге тренировать одновременно 10 возрастов по 25 человек. В Ростове уже на шестой год работы набирать новых воспитанников весьма затруднительно — их негде тренировать. Занятия в школе и так идут с раннего утра до позднего вечера, включая выходные дни. Вопрос о строительстве нового тренировочного катка завис ещё два года назад. В областном минспорта уверяют, что идея жива — нужно только время и деньги. «Сейчас объявлен конкурс на разработку концепции строительства нового спортивно-зрелищного комплекса, отведена земля и обсуждается вопрос о том, кто возьмёт на себя финансирование проектно-изыскательских работ. Возможно, здесь будет новый ледовый каток, возможно — арена для керлинга», — говорит министр физкультуры и спорта Ростовской области Валерий Вакула. В том, на какие средства будет построено новое сооружение, ясности тоже пока нет. «Это довольно дорогостоящее дело. Конечно, может стоять вопрос о полностью бюджетном финансировании, но тогда на это потребуется достаточно много времени», — признаёт министр. Область уже направила свои предложения по включению проекта в федеральную программу строительства спортсооружений. «Строительство среднего тренировочного катка — это в среднем 150 миллионов рублей, из них половина — средства федерального бюджета. Области остаётся 750 миллионов. На этом льду будет заниматься до 500 детей — то есть получается, что расходы областного бюджета составят 150 тысяч рублей на одного ребёнка. Возможно, это много по меркам чиновников, но, по-моему, дороже их потом с улицы вытаскивать», — рассуждает г-н Кужелев.

Недостаток тренировочного льда не только серьёзно тормозит развитие зимних видов спорта в регионе, но и зачастую сводит на нет шестилетнюю работу спортивной школы, убеждены главы ростовских «зимних» федераций. «Сейчас дети из нашего первого набора подходят к студенческому возрасту — и это самое сложное время. В хоккее человек раскрывается в возрасте от 18 лет — до этого просто может быть непонятно, как он будет играть, например, через полгода. А у нас после СДЮСШОР им некуда идти — студенческий спорт развален, армейский — тоже. И эти дети попросту “теряются”. Если мы не дадим им возможности играть в команде 1-й лиги, в молодёжной лиге, то для чего областной бюджет тратит деньги на воспитание этих детей?» — недоумевает Игорь Кужелев. У спортивных чиновников, похоже, пока нет внятного ответа на этот вопрос. Валерий Вакула и вовсе сомневается, что в южном городе акцентировать внимание на зимних видах спорта так уж необходимо: «Есть крупные города, расположенные гораздо севернее, где хоккей может быть не только в закрытом помещении. А у нас есть, например, гребля — мы 10 месяцев в году можем грести. Стоит ли в этой ситуации настаивать на создании профессиональной хоккейной команды — или, может быть, достаточно той любительской, которая уже есть?».

Есть, впрочем, «инициатива снизу». Например, в городе Шахты пока выполнена только проектно-сметная документация на каток, но уже создана хоккейная команда, а в муниципальной спортшколе открыты отделения фигурного катания и хоккея. В Новочеркасске наоборот — там построен большой каток, который используется пока исключительно для массовых катаний, тренировать спортсменов там просто некому. «Это происходит от отсутствия взаимодействия между федерациями и Минспорта — решения о том, что и где строить, принимаются без участия отраслевых специалистов. В итоге имеем то, что имеем — никакой программы по развитию зимних видов не было и нет», — признаёт г-н Кужелев.

Пока в Ростове решают, надо ли развивать хоккей и фигурное катание, если есть гребля и лёгкая атлетика, ледовый каток всего за 7 месяцев построили в Чечне. На его открытии в ноябре прошлого года Рамзан Кадыров пообещал олимпийской чемпионке Ирине Родниной: «У нас будет своя хоккейная команда». Стало быть, действительно будет — практика показала, что чеченский президент держит даже самые опрометчивые обещания. Ещё один каток — в составе спорткомплекса с бассейном, теннисными кортами и футбольными площадками — в Чечне собираются построить уже в 2011 году.

Спортивных сооружений для зимних видов сегодня не хватает по всей стране (для сравнения — в России сегодня насчитывается 260 ледовых арен и тренировочных катков, в Канаде — 1200), и без централизованного государственного подхода эту проблему не решить. Спортивные федерации уже начали это осознавать: так, следующее заседание российской Федерации хоккея с шайбой её президент Владислав Третьяк обещал посвятить не состоянию дел в «олимпийской» сборной, не подготовке к крупным соревнованиям, а развитию спорта в регионах и конкретно детско-юношеским спортивным школам. Потому что именно в них, по большому счёту, начинаются российские победы и поражения на будущих Олимпиадах.

Ростовской спортшколе уже на шестой год работы трудно набирать новых воспитанников — их негде тренировать. Вопрос о строительстве нового тренировочного катка завис ещё два года назад
«Эксперт Юг» №10-11 (99)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама