Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Будут ли южные стратегии-2030 новыми?

2016

Не меньше, чем региональным властям, хорошая стратегия развития региона нужна бизнесу и региональным сообществам. Документ называют хорошим, если он отличается как минимум амбициозностью и согласованностью с местными элитами, — об этом стоило бы помнить регионам, которые уже принялись работать над стратегиями-2030 или подумывают об их разработке

В 2015 году губернатором Ростовской области дан старт разработки стратегии развития региона до 2030 года, подобная работа тогда же началась и на Ставрополье. Краснодарский край и Волгоградская область планируют начать подготовительную работу над документами в этом году. В связи со вступлением в силу нового ФЗ-172 «О стратегическом планировании в Российской Федерации» стратегиями будут заниматься все регионы юга России. В каждом случае нужно будет определяться — решать ли задачу формально или содержательно.

Показательная ситуация сложилась в Ростовской области. В предвыборный период 2015 года здесь работали пять проектных площадок по ключевым областям. Тогда и. о. губернатора Василием Голубевым был объявлен новый подход к подготовке стратегии, который должен был отличаться как его личным участием в обсуждении, так и широким привлечением экспертного сообщества региона. Но после успешных выборов процесс работы над стратегией ушёл в глубины кабинетов. По информации «Эксперта ЮГ», госзадание на разработку стратегии в течение 2016 года в результате получило госучреждение «Ростовский информационно-аналитический центр». По данным регионального правительства, сформирован ряд экспертных советов, но по нашим данным, они ещё не начинали работу.

Прообраз донской стратегии

В феврале в Ростове-на-Дону прошла двухдневная Школа экономического анализа «Новая стратегия региона: вокруг каких идей консолидировать элиты?» — совместный проект Ассоциации независимых центров экономического анализа (АЦНЭА), Комитета гражданских инициатив (КГИ), журнала «Эксперт ЮГ» и Южного федерального университета. Одной из задач мероприятия было поднять в регионе новую волну обсуждения проблем стратегического планирования.

«Экономические проблемы в стране будут сохраняться довольно долгое время, — сказал Андрей Яковлев, президент Ассоциации независимых центров экономического анализа, директор Института анализа предприятий и рынков НИУ “Высшая школа экономики”. — Одновременно становится понятно, что у федерального центра, который достаточно долго пытался решать проблемы сам, ресурсов становится меньше. И до некоторой степени дальнейшая ситуация развития в регионах будет зависеть от того, насколько региональные элиты окажутся способны договориться друг с другом, понять цели и приоритеты, понять, что реально и реализуемо — и начать двигаться».

Заместитель губернатора Ростовской области Юрий Молодченко в своём выступлении ещё раз продекларировал новый подход к «Стратегии-2030», который позволит по-новому взглянуть на ресурсы и перспективные ниши для дальнейшего развития региона.

«Утверждён перечень из восьми рабочих групп, каждую возглавляет заместитель губернатора, — сообщил г-н Молодченко. — Сформированы экспертные советы. В качестве концептуальной основы нашей стратегии определена идея устойчивого развития, при которой в социальной и экономической сфере все ресурсы используются с позиции долгосрочного стратегического видения. Тем самым стратегия будет обеспечивать согласованное развитие трёх составляющих — это общество, экономика, территория. Самостоятельное значение имеют три области их взаимодействия: общество — экономика, общество — территория и территория — экономика».

В системе целеполагания, по словам Юрия Молодченко, на первом месте значится повышение национальной и международной конкурентоспособности региональной экономики, далее следуют сбалансированное развитие человеческого капитала и общественных институтов, устойчивое пространственное развитие, обеспечение устойчивого сбалансированного развития регионального рынка труда, социальной инфраструктуры и равнодоступности качественных услуг в социальной сфере на всей территории области. На данном этапе разработки стратегии правительство выделяет четыре ключевых вызова — демографический, экономический, экологический и социальный. С каждым из вызовов связаны определённые угрозы и возможности. Например, в демографической сфере угроза — это сокращение численности населения, старение и ухудшение его здоровья, а возможности — качественный рост человеческого капитала, расширение участия в трудовой деятельности лиц старших возрастов, женщин и инвалидов, увеличение продолжительности здоровой и активной жизнедеятельности.

Приходится признать, что пока в наброске стратегии сложно увидеть специфику угроз и возможностей, характерных для Ростовской области. По словам Юрия Молодченко, с марта должна начаться активная работа с экспертными советами.

«Ещё стратегия не начала разрабатываться, но вот правительство области уже обозначило, образно говоря, ключевые направления, — говорит вице-президент ТПП Ростовской области Светлана Абдулазизова. — Оно ушло от отраслевого принципа, мне кажется, это правильно — говорить о территориальном развитии. Что сейчас интересует бизнес? Его интересует не то, что мы больше собираемся выращивать зерна или акцентировать внимание на животноводстве, а, в первую очередь, перспективы и возможности развития инфраструктуры, кадрового потенциала. Если именно это найдёт отражение в  стратегии, то, наверное, этот документ будет более жизнеспособен и практически реализуем в будущем».

Светлана Абдулазизова напоминает: нельзя сказать, что действующая в регионе стратегия разрабатывалась без попытки консолидации элит — встречались, проводили фокус-группы, большое количество экспертов участвовали в этом процессе. Но, по её мнению, стратегический документ абсолютно не привязывался к документам программно-целевым — и это была основная проблема.

По словам Инны Шевченко, проректора по организации научной и проектно-инновационной деятельности ЮФУ, университет сегодня, с одной стороны, включён в разработку стратегии развития Ростовской области на экспертном уровне, с другой — вуз является ядром кластеров. В частности, ЮФУ является участником трёх кластеров и пяти кластерных инициатив, которые наверняка найдут отражение в стратегии. При этом, отмечает Инна Шевченко, сегодня университеты — это крупные организации, которые привлекают достаточно большие финансовые ресурсы, используют механизмы софинансирования перспективных проектов и программ, превращаясь тем самым в значительный ресурс для реализации стратегических задач.

Примечательно о стратегии высказался заведующий кафедрой экономики региона, отраслей и предприятий Ростовского государственного экономического университета (РИНХ) Роман Шеховцов, который входит в рабочую группу по разработке новой стратегии: «Первое, на что хочу обратить внимание; 172-й закон не требует от регионов обязательной разработки новой стратегии — он предполагает ещё такую форму, как актуализация. Какая стратегия, если бюджет делаем на один год? Ситуация не только у нас быстро меняется. На федеральном уровне отсутствует понимание того, куда двигаться дальше. А так как законом предусмотрена иерархия, то пока не будет создана стратегия на федеральном уровне, нам сложно выстраивать свои планы».

«Дело макростратегии — это дело федерального уровня, дело региона — это конкретные инвестиционные планы развития, учитывающие потоки инвестиций, доходы, расходы и прочие вещи, — говорит Елена Михалкина, декан экономического факультета ЮФУ. — Но есть ещё один уровень, о котором я бы хотела сказать. Кто вовлечён в исполнение этих стратегий? К нашему академическому сообществу обращаются на уровне оценки уже сформулированных правил, стратегий, прогнозов, “дорожных карт”, но редко привлекают нас к разработкам. А ведь современный университет — это та структура, которая может помогать при решении самой важной проблемы — проблемы прогнозов и их реализации».

Новые стандарты стратегий

В разговоре, который состоялся в Ростове, приняли участие разработчики стратегии развития-2030 Татарстана — работы, результат которой удовлетворил все стороны и на которую ориентируются другие регионы. Разработчиком выступил консорциум Леонтьевского центра и компании AV, которые попытались сформулировать особенности современного подхода к стратегическому планированию на основе полученного опыта. В частности, было сформулировано шесть позиций.

«Первое — это совмещение концептуального и операционального уровней, — говорит Борис Жихаревич, директор Ресурсного центра по стратегическому планированию при Леонтьевском центре. — Помимо стратегии, мы должны разработать план мероприятий для её реализации, который перетекает в госпрограммы. И здесь надо всё серьёзно считать. Второй аспект в этом же пункте — глубокая проработка пространственного среза стратегии. На практике мы часто наблюдали, что документы социально-экономического планирования и территориального планирования делаются в разных парадигмах. Мы в Татарстане привлекли мощную команду градостроителей и уже в самой стратегии достаточно глубоко проработали пространственный аспект. Это стало основной изюминкой стратегии».

Второе, в чём повезло разработчикам, — это длительный период разработки. Глава республики Татарстан осознал важность подготовительной работы и предоставил порядка двух лет и ресурсы, необходимые для того, чтобы провести специальные исследования, проектную работу, углубить знания о регионе. Было создано 13 проектных площадок, каждая из которых провела минимум по три мероприятия.

«Третий аспект — это некая интегрирующая методическая схема, — продолжает Борис Жихаревич. — Когда речь идёт о конкретном регионе, важен какой-то взгляд, который принят командой разработчиков и понятен заказчику. Далее — необходимо было сразу думать о реализации. Специфика сегодняшнего стратегического планирования в том, что документы обязательно должны содержать механизмы, обеспечивающие их реализацию. Пятый момент — нужно встраиваться в ФЗ-172 “О стратегическом планировании”. И шестой аспект — мы попытались создать набор терминов, в каком-то смысле новый язык для описания будущего республики Татарстан: “Полюс роста Волга-Кама”, “Волго-Камский метрополис”, Казанская, Камская и Альметьевская экономические зоны и агломерации, “Волжско-Камский поток”, Татарстанская технологическая инициатива, “кластерная активация”. Всё это — некие бренды для стратегии, которые будут, надеюсь, помогать ей реализовываться».

Главная цель стратегии Татарстана — идея конкурентоспособности республики на глобальном рынке как особого евразийского региона России, включённого в международное разделение труда.

«Мы провели в 2014 году конкурс муниципальных стратегий и познакомились с мнениями экспертов, мэров, рядовых участников стратегирования о том, что такое хорошая муниципальная стратегия, — поясняет г-н Жихаревич. — Результат: она должна быть амбициозной, снабжённой продуманным механизмом реализации и мониторинга, она должна концентрировать усилия вокруг небольшого количества флагманских проектов, быть разработанной с участием первого лица и ключевых участников городского развития, а также понята и принята местным сообществом».

По словам Александра Курячего, ведущего эксперта Центра прикладных исследований и разработок НИУ ВШЭ-СПб, правилен опыт, который предполагает максимальное привлечение к разработке стратегии не только сторонних экспертов, но и представителей исполнительной власти. «Мы смотрели интересное ТЗ, в котором закладывалось обучение сотрудников органов исполнительной власти, после чего они занимаются разработкой, а сторонние эксперты выступают контролёрами процесса, — рассказывает г-н Курячий. — Ведь ответственные за разработку — органы власти. Если они сами не будут участвовать в этом процессе, то обязательного характера у документа не будет».

Очевидно, что написать документ — задача формальная, которую в короткий срок может решить небольшая рабочая группа. Ведь стратегия — это не просто прогноз, состоящий из цифр. Рабочая стратегия — это ещё и найденный консенсус между основными силами, которые будут эту стратегию реализовывать; это совместный план действий ради целей, с которыми согласны региональные элиты. И в этом смысле новый подход к стратегиям-2030 пока только заявлен — его ещё предстоит реализовать.

В подготовке материала принимали участие Олеся Меркулова, Татьяна Овсянникова, Яна Должанская, Юлиана Ищенко

«Эксперт Юг» №4 (390)



    Реклама

    Выставка upakovka расширяет влияние

    Все новые решения для упаковочной отрасли на одной выставочной площадке в Москве 23–26 января 2018 года.


    Реклама