ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Сага о форсайте

, , , , 2012

Свердловская область относится к числу немногих регионов, в отношении которых сложно сформулировать приоритеты инновационного развития: много хорошо развитых направлений, но явного лидерства нет ни в одном

Большинство регионов РФ на фоне политики стимулирования науки и инноваций, начатой властями во второй половине 2000-х, озаботились собственными стратегиями инновационного развития. Но даже те, кто подошел к делу неформально, ставили перед собой задачи максимум на десять лет вперед. Между тем в мире нет примеров территорий, которые сумели за десяток лет стать инновационными центрами, заметными на мировом или хотя бы национальном уровне. Этот процесс занимал, как правило, не менее двух-трех десятилетий. Как на таком горизонте сформулировать адекватные и достижимые цели? За это время или шах умрет, или ишак сдохнет, как говорил Ходжа Насреддин, поэтому можно смело фантазировать — спросят с других. Должен ли каждый регион ставить перед собой задачу резкого роста инноваций? Какие приоритеты долгосрочного развития следует закладывать в стратегии? Есть ли общие рецепты успеха или каждый индивидуален? Опираясь на результаты первого цикла инновационного форсайта Свердловской области (проведен Инфраструктурным хабом Свердловской области, ВШЭМ УрФУ и МХ «Эксперт»), попробуем проанализировать текущую ситуацию в науке и инновациях Среднего Урала на фоне других регионов страны, а также обозначить возможные приоритеты на горизонте в 20 лет.

Стартовые позиции

Для начала избавимся от иллюзий. Свердловская область не является лидером среди российских регионов практически ни по одному показателю (без учета Москвы с подмосковными наукоградами и Санкт-Петербурга, которые по большинству показателей заведомо выше всех).

По части фундаментальных исследований Новосибирск существенно более продвинут, чем Екатеринбург. Так, из общего числа наиболее высокоцитируемых (свыше 100 цитат за последние семь лет) в мировых научных журналах ученых (расчеты scientific.ru по данным базы научного цитирования Web of science) 11% работает в Новосибирске, 3% — в Нижегородской области и лишь 2% — в Екатеринбурге. На Новосибирск приходится 7% совокупных затрат на фундаментальные исследования в РФ, на Екатеринбург — только 2%. По объемам производства инновационной продукции Татарстан и Самарская область заметно выше Свердловской (13% и 8% против 5%), а по части затрат на прикладные НИР Нижегородская область превосходит ее в два с лишним раза (7% против 3%). Патентная активность (по числу выданных российских патентов на изобретения) Среднего Урала — ниже Татарстана и Ростовской области. Международные патенты (по данным Европейского патентного офиса) — ниже Новосибирской, на одном уровне с Нижегородской. По части затрат на технологические инновации регион отстает от абсолютного лидера РФ Челябинской, находясь в одном ряду с ХМАО и Москвой, Сахалином и Татарстаном. И лишь по числу используемых и созданных передовых технологий область лидирует среди российских регионов. Можно было бы сравнить Средний Урал по удельным показателям (в расчете на одного жителя или на рубль ВРП), но мы не считаем это правильным: большие успехи маленьких государств (Сингапур, Исландия) происходили от концентрации усилий на получении весомого куска глобального пирога, а не от повышения удельной эффективности — это всего лишь следствие. Фактически по большинству показателей инновационного развития Свердловская область является регионом третьего уровня, уступая, как и все остальные, двум столицам с Московской областью, а также регионам-лидерам.

В этой слабости есть, однако, замечательный плюс. Лидер в сфере фундаментальной науки Новосибирск ничем не примечателен по части инноваций и прикладных исследований; ведущие по объемам производства инновационной продукции Татарстан и Самарская область заметно уступают в части фундаментальной науки, затратам на НИР и патентной активности; лидер по расходам на технологические инновации Челябинская область незаметна больше ни в чем. Свердловская же область практически по всем показателям стоит на третьем уровне — сразу вслед за региональным лидером. И по «совокупности факторов» вполне может претендовать на вторую ступень с точки зрения инновационной активности среди российских регионов. Есть только одна область, сопоставимая по «сбалансированности» показателей инновационной активности, — Нижегородская. О чем это говорит? Во-первых, о чрезвычайной сложности в выборе приоритетов развития. Новосибирск может в выстраивании стратегии инновационного развития отталкиваться от самой сильной компетенции — фундаментальных исследований. Татарстан и Самарская область — от высокой доли и объемов выпуска инновационной продукции авиа- и автомобилестроения. От чего отталкиваться региону, где нет ярко выраженных компетенций (вернее, их несколько, а приоритеты предполагают отказ от чего-то в пользу чего-то лучшего)?

Прежде чем отвечать на этот вопрос, обратимся к анализу не менее важной составляющей инновационного развития — успехам регионов в конкуренции за внешние ресурсы.

Поиск возможностей: борьба за ресурсы

В последние четыре года государство направило серьезный ресурс в инновационное развитие регионов по разным каналам. Это программы развития 40 ведущих университетов, гранты на проекты кооперации с предприятиями и создание инновационной инфраструктуры, создание сети центров коллективного пользования в научных организациях и вузах, включение университетов и учреждений РАН в программы инновационного развития компаний с государственным участием; институты развития (ВЭБ, Роснано, РВК, Фонд Бортника, Сколково). Создаются особые экономические зоны технико-внедренческого типа (ОЭЗ ТВТ) в Зеленограде, Дубне, Томске и Санкт-Петербурге. Финансируется организация федеральных технопарков. На конкурсной основе регионам выделяются средства на софинансирование программ поддержки малых и средних инновационных предприятий. В 2012 году проведен конкурс на поддержку инновационных территориальных кластеров через предоставление субсидий регионам (25 млрд рублей на пять лет), по итогам которого 25 кластеров получат государственную поддержку на развитие инфраструктуры. Объявлено о создании Фонда перспективных исследований (аналог американского DARPA, финансирующего разработки в военно-технической сфере) и увеличении объемов финансирования научных исследований с 300 млрд рублей до 1 триллиона уже к 2015 году.

От победы в конкуренции за эти ресурсы во многом будет зависеть успех региона в части инновационного развития. Не случайно одной из важнейших долгосрочных задач зарубежных региональных форсайтов ставится увеличение объемов фондов, получаемых от федерального правительства. Каковы здесь позиции Свердловской области? Ровно такие же — далеко не самые худшие, но и не лидирующие. С одной стороны, в области есть федеральный университет, которому выделены ресурсы в размере 5 млрд рублей под реализацию программы развития; выиграны конкурсы на кооперацию с предприятиями, приглашение ведущих ученых, формирование инновационной инфраструктуры (постановления правительства № 218, 219, 220). Из 853 компаний по РФ 40 включили свердловские вузы в свои программы инновационного развития (5%), в основном благодаря УрФУ и новоуральскому филиалу МИФИ. Наряду с Томском и Татарстаном Свердловская область лидирует по числу проектов, профинансированных государственными институтами развития, порядка трех сотен малых инновационных предприятий получили поддержку со стороны Инновационного центра Свердловской области. С другой — ОЭЗ ТВТ или федеральный технопарк создать не удалось; конкурс на финансирование инфраструктуры инновационных территориальных кластеров выигран (титановый кластер на базе ВСМПО-Ависма, УрФУ и ОЭЗ промышленно-производственного типа «Титановая долина»), но без прямого финансирования. По постановлению

№ 218 удалось профинансировать всего несколько проектов на сумму более 600 млн рублей — это 1% от общестранового уровня. По сравнению с другими регионами область не проявила особой активности в участии в технологических платформах.

А теперь вернемся к определению возможных целей и приоритетов в инновационном развитии области на 20-летнем горизонте.

Возможные приоритеты и цели

На первом этапе мы ограничились углубленными интервью трех групп экспертов — международного уровня, российского и регионального (25 человек: Эльвира Уйарра (Elvira Uyarra) из университета Манчестера; Джонатан Линтон (Jonathan Linton), главный редактор журнала Technovation; Хенинг Кролл (Henning Kroll) из Института исследования систем и инноваций Фраунгофера; Юрий Удальцов, директор по инновационному развитию Роснано; Юрий Симачев, заместитель генерального директора Межведомственного аналитического центра; Алексей Пушкаренко, заместитель губернатора Томской области по научно-технической и инновационной политике и образованию, и др. (полный список на сайте www.expert-ural.com). Расширенные интервью по вопросам развития инноваций с ними будут опубликованы в ближайших номерах журнала. Важнейшей задачей было разобраться в приоритетах, чтобы на следующем этапе в рамках более широких опросов и специализированных экспертных панелей прийти к конкретным целям долгосрочного инновационного развития. Каждый из экспертов попытался сформулировать цели или, по крайней мере, приоритетные направления, на которых регион должен сконцентрироваться на длинном горизонте. 

Первый путь — отталкиваться от важнейших проблем.

— Инновации появляются только там, где есть серьезные проблемы. Например, сложности в добыче нефти и сопутствующих продуктов побуждают ученых Канады придумывать новые способы добычи, что стимулирует инновационную деятельность. Поэтому такие районы становятся инновационными центрами страны. В то же время богатство природных ресурсов способствует снижению потребности в инновациях в других секторах. И если бы мы сталкивались с серьезными проблемами в окружающей среде, военной угрозой или нехваткой каких-то ресурсов, мы бы гораздо больше внимания уделяли инновациям именно в этих областях, — говорит Джонатан Линтон (Канада).

Эта характеристика точно описывает ситуацию в стране и особенно в Свердловской области — развитом регионе с диверсифицированной экономикой: зачем нам инновации? Тем не менее на Среднем Урале есть несколько признанных и нарастающих проблем.

Первая — дефицит кадров. Проведенный «Экспертом» и УрФУ по заказу министерства экономики области в 2012 году анализ спроса и предложения трудовых ресурсов на средне- (до 2015 года) и долгосрочную (до 2020) перспективу в промышленности дает однозначный диагноз: если по специальностям высшего и среднего профессионального образования в среднем ситуация более-менее управляема (на отдельных территориях наблюдается серьезный дисбаланс, но он некритичен для всей промышленности), то по специальностям начального профессионального образования разрыв между спросом и предложением катастрофический. Имеющимся инструментарием экономической политики эта проблема нерешаема: массовый завоз мигрантов или массовое обновление основных фондов с целью повышения производительности труда (две крайние модели, исключая закрытие производств) породят слишком много сопряженных организационных, социальных, финансовых и прочих сложностей (см. «Пятнашки», «Э-У» № 23 от 11.06.12).

Вторая проблема — экология и градоустройство (о ней в отношении Свердловской области заявили сразу несколько экспертов как регионального, так и российского уровня), вызванная стремительным разрастанием агломерации Екатеринбурга, за которым не успевают реформы систем дорожного движения, ЖКХ и т.д. Эта проблема на фоне растущей протестной активности населения имеет политическую проекцию, причем не конъюнктурную: уровень участия населения (если угодно, наиболее активной его части) в решении местных проблем будет нарастать — это долгосрочный тренд.

Второй магистральный путь определения долгосрочных приоритетов инновационного развития — от ключевых компетенций региона, где наши позиции сильны на мировом или хотя бы национальном уровне.

— Регион должен определить для себя специальное и уникальное направление и попытаться получить из него преимущества, — считает Юрий Симачев. — Нужно искать преимущества в том, кто вы есть. В качестве примеров я бы мог отметить Томскую и Калужскую области. Каждая из них реализует свою модель, связанную с инновационным развитием. В Калужской это модель прежде всего ориентирована на привлечение иностранных инвесторов, на усиление локализации процессов производства в расчете на то, что в последующем соответствующие компетенции по обучению и исследованиям будут перенесены в Россию, что в принципе и происходит. Иной, как мне кажется, опыт Томской области: здесь сильная наука, вставшая на путь активной коммерциализации полученных результатов и расширения взаимодействия с зарубежными компаниями.

В области фундаментальных исследований у региона есть набор компетенций, по которым он входит в число лидеров в мире. Наукометрический анализ, проведенный при помощи SciValSpotlight (аналитический пакет ведущей международной базы научного цитирования SCOPUS) позволяет выделить направления научных исследований, в которых научные группы, работающие в Свердловской области, занимают лидирующие позиции в мире (входят в топ-10). SciValSpotlight на основе анализа ко-цитирования научных статей, проиндексированных SCOPUS за последние пять лет, выделяет около 100 тыс. «кластеров» тематически близких публикаций, которые затем группируются в несколько тысяч «компетенций» («узких» научных направлений). Каждое научное направление — есть результат работы научных групп из различных организаций и имеет свой жизненный цикл, от момента зарождения до перевода в практическую, прикладную плоскость, когда число публикаций резко сокращается. Число научных направлений для МГУ, например, составляет свыше 140, для СПбГУ — 72, для вузов «второго» уровня, таких как Новосибирский, Томский, МФТИ, УрФУ, число компетенций составляет 15 — 40, небольшие региональные вузы, такие как Пермский НИУ, УГАТУ, лидируют по двум-пяти направлениям. Эти направления, в особенности находящиеся в начальной фазе жизненного цикла, — передовой край мировой науки, где возможны научные и инновационные прорывы.

Анализ библиометрических данных УрФУ и Уральского отделения РАН (оно, строго говоря, включает не только институты Свердловской области, но ведущие организации расположены в Екатеринбурге) дает нам следующую картину. УрФУ является мировым лидером в 29 научных направлениях (каждому соответствует научная группа из ученых УрФУ), причем за четыре года произошел существенный рост их числа (по итогам 2004 — 2008 годов объединившиеся УрГУ и УГТУ-УПИ были лидерами в 21 направлении науки). УрО РАН является мировым лидером также в 29 узких научных направлениях, за последние четыре года этот показатель сохраняется примерно на одном уровне (в 2004 — 2008 годах 27 групп). Это отдельные направления исследований в области сверхпроводимости, нанотехнологий, материаловедения, органической химии, прикладной оптики, солнечной и ветровой энергетики, жидких кристаллов, полупроводников и др. Среди этих направлений более половины — растущие, находящиеся в активной фазе жизненного цикла. Часть этих направлений вполне вероятно могла бы иметь хорошие перспективы коммерциализации не за рубежом, а здесь в регионе.

В сфере прикладных исследований возникает вопрос: кто на Среднем Урале или за его пределами может обеспечить квалифицированный спрос на технологии, прикладные исследования, патенты мирового уровня? Один из путей ответа на него опирается на определение кластеров на территории региона, которые заметны как минимум на национальном уровне. Используя методику Майкла Портера, специалисты Центра региональных экономических исследований ВШЭМ УрФУ в 2010 году выделили в качестве наиболее развитых кластерных групп на территории области металлургию, тяжелое машиностроение и производство медицинской техники. Исследование долгосрочного спроса на

НИОКР со стороны крупных компаний региона, проведенное в рамках предфорсайта в 2011 году лабораторией форсайт-исследований ВШЭМ УрФУ, также дает несколько ответов

(см. «Знаю как», «Э-У» № 50 от 19.12.11). Во-первых, это компании, находящиеся на мировом уровне по технологическому развитию. В области их можно пересчитать по пальцам: новоуральский комплекс предприятий Росатома (УЭХК, «Газовые центрифуги» и др.), ВСМПО-Ависма. Во-вторых, совместные высокотехнологичные предприятия крупных зарубежных компаний с высокими требованиями локализации (Синара-Siemens, в перспективе — производства на территории ОЭЗ ППТ «Титановая долина»). В-третьих, получающие на горизонте до 2020 года мощнейший толчок к развитию за счет программы закупок вооружений ведущие предприятия ВПК (Уралвагонзавод, УОМЗ, «Новатор»).

Еще одна цель вытекает из той самой слабости, которая оборачивается преимуществом, — относительно сбалансированного развития всех составляющих инновационной цепочки Среднего Урала. Не будем обольщаться: в ряде случаев это просто видимость. Прорывные направления фундаментальных исследований мало или вообще никак не связаны с прикладными исследованиями в интересах промышленности. Серьезных успешных старт­апов в этих областях пока также не наблюдается. А прикладные исследования для ведущих предприятий мирового уровня (атомные, титановые) выполняются в значительной части московскими НИИ. Тем не менее Среднему Уралу значительно проще наладить взаимодействие различных звеньев цепочки по сравнению с другими регионами, где таких звеньев попросту нет.

Вопрос — как это сделать.

Опрошенные нами эксперты однозначно говорят на первый взгляд банальное — создавать комфортный деловой климат. Не будем строить иллюзий: в отдельно взятой области сделать это невозможно. Он не будет принципиально отличаться от среднего по РФ настолько, чтобы оградить бизнес от силовых структур или несправедливых судебных решений. Единственное решение — организация площадок с особым режимом регулирования, технопарков, бизнес-инкубаторов. Но ключевые оградительные процедуры (особый режим администрирования, защита от проверок и санкций и т.п.) у нас в стране действуют только на территории особых экономических зон, где законодательство четко ограничивает аппетиты неадекватных чиновников. Поэтому еще одна цель форсайта — формирование в области инфраструктурной основы для инновационного прорыва, прежде всего получение от федерации разрешения на создание ОЭЗ ТВТ и аккумуляция ресурсов для ее развития.

В заключение сформулируем возможный спектр приоритетов и целей, который может лечь в основу дальнейшего обсуждения в рамках инновационного форсайта.

Во-первых, стимулирование научных групп УрФУ и УрО РАН, работающих на лидирующих (растущих) направлениях научных исследований, поиск возможностей коммерциализации, расширение их через приглашение в область ведущих научных и инженерных кадров как из других городов, так и из других стран. Целевой ориентир — уровень «средних» западных университетов, входящих в первые две сотни международных рейтингов (Times High Education, ARWU, QS), где число таких научных групп составляет около сотни. На этом пути не обойтись без радикальных шагов к интеграции вузовской и академической науки.

Во-вторых, концентрация ресурсов области на проектах, способных дать в долгосрочной перспективе технологическое лидерство компаниям/кластерам атомпрома, титановой промышленности, транспортного машиностроения и других как минимум на национальном уровне.

В-третьих, активная позиция области в конкуренции за ресурсы федерального правительства (институтов развития), включая борьбу за создание на территории Среднего Урала ОЭЗ ТВТ, с увеличением доли средств в полтора-два раза. Это в частности включает и формирование специализированных подразделений правительства области, которые работают в постоянном контакте с федеральными структурами по «выбиванию» федеральных ресурсов (в прежней структуре органов региональной власти подобные функции явно или неявно закреплялись за министерством инвестиций и развития).

В-четвертых, формулировка долгосрочных целей в сфере трудовых ресурсов с разработкой соответствующих механизмов стимулирования предприятий, в том числе в части сокращения численности низко квалифицированных рабочих, системы образования и т.д.

В-пятых, цели в области градоустройства, способные запустить драйверы инновационного развития в таких секторах, как дорожное строительство, ЖКХ, социальные услуги.

Этим возможный спектр целей не ограничивается. Заметим, что при обсуждении и формулировке долгосрочных целей инновационного развития региона в рамках специализированных экспертных панелей и массовых опросов очень важно обрезать присущий проектам форсайта (западные — не исключение) шлейф банальных, плохо измеримых неконкретных задач (вроде повышения качества жизни населения) и «ненаучной фантастики» (типа доведения до ста лет средней продолжительности жизни). Нужно сосредоточиться на вполне конкретных и прагматичных шагах, которые могут при должном упорстве дать результат на длинной дистанции.

Форсайт — (от английского «foresight» — «предвидение») — система методов экспертной оценки стратегических направлений социально-экономического и инновационного развития, выявления технологических прорывов, способных оказать воздействие на экономику и общество в средне- и долгосрочной перспективе.

Методика формирования выборки инновационно активных регионов для сравнения со Свердловской областью

Формирование выборки инновационно активных регионов России проводилось путем ранжирования (в порядке убывания) значений индекса инновационного потенциала субъектов РФ.

Оценка уровня инновационного потенциала регионов осуществлялась методом линейного масштабирования. За основу была взята методика Межведомственного аналитического центра (Москва) по расчету сводного индекса инновационной активности региона. Обязательным условием было наличие всех показателей в базе данных Федеральной службы статистики. В общем виде все отобранные нами показатели можно сгруппировать по следующим блокам: инновационно-технологический, кадровый, научно-образовательный, финансовый. Каждый из перечисленных блоков состоял из определенных показателей первичных, непосредственно присутствующих в БД Росстата, или вторичных, рассчитываемых на базе первичных. В итоге в десятку регионов, наиболее активных в области инновационного развития, попали следующие субъекты: Москва, Санкт-Петербург, Нижегородская, Томская, Самарская, Московская, Калужская, Новосибирская и Свердловская области, Республика Татарстан.

«Эксперт Урал» №27 (518)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама