Пострадают, да не те

Минфин готовит очередной этап борьбы с офшорами. На внешнем рынке результат прогнозируется нулевой. Офшорные страны не станут помогать российским налоговикам бороться с теми, кто дает им денег. А вот борьба с трансфертным ценообразованием может добавить проблем законопослушным налогоплательщикам, находя у них несуществующие в реальности признаки ухода от налогов.

Минфин решил бороться с офшорными компаниями. Об этом сегодня сообщила газета «Коммерсант». В Минфине нам отказались предоставить текст документа "Основные направления налоговой политики на 2008--2010 годы", но в пресс-службе заявили, что «документ готовится». По данным «Коммерсанта», Минфин собирается заставить «дочек» российских компаний, зарегистрированных в офшорах, платить налоги на исторической родине – в России. Для этого предлагается обязать материнские компании перечислять в налоговых декларациях данные обо всех аффилированных иностранных фирмах с раскрытием доли владения, а офшорную компанию объявить российским налоговым резидентом.

Плюс к этому Минфин собирается подписать договоры об обмене информацией, необходимой для идентификации акционеров офшоров и расчета полученного ими дохода, "с определенными странами и территориями" и начать процесс пересмотра соглашений об избежании двойного налогообложения, большинство из которых, по мнению чиновников, "не столь эффективны".

Минфин также готов бороться и с внутренними офшорами, и с трансфертным ценообразованием. С помощью трансфертного ценообразования, убеждены чиновники, крупные компании перемещают центры прибыли на фирмы-однодневки и в российские регионы с льготным налогообложением. Чтобы прекратить эту практику, предлагается разрешить заключение предварительных соглашений о ценообразовании между ФНС и компаниями.

Ввести новшества Минфин планирует в 2009 году. Но и налоговые юристы, и бизнесмены сомневаются, что Минфину удастся осуществить задуманное.

«Что касается зарубежных офшоров, то я не понимаю, как можно заставить офшорную компанию платить налог в российскую казну, -- недоумевает заместитель председателя комитета по промышленной политике Российского союза промышленников и предпринимателей, советник председателя совета директоров АФК "Система" Владимир Рудашевский. -- Страны, которые имеют офшорный бизнес, не станут подписывать договор с Россией, чтоб от них утекали деньги. Они на этом делают расчет своего бюджета. Как мы можем заставить их подписать такой договор? Это нереально. А те страны, где офшорный бизнес уже не является бизнесом, такой договор скорее всего подпишут, но толку от него будет мало -- бизнес такие страны для уклонения от уплаты налогов не использует».

«Для того чтобы исполнить задуманное Минфином, нужно согласие как минимум двух сторон, -- резонно замечает адвокат Михаил Орлов. – Не знаю, насколько возможно заключить соглашение с Британскими Виргинскими островами о том, что они нам будут поставлять информацию о своих резидентах. Они даже Швейцарии такую информацию не предоставляют. Ведь очевидно, что как только они заключат такое соглашение, то этот офшор автоматически перестанет существовать. К тому же у нас просто нет понятия российского налогового резидента – есть или просто российские резиденты, или иностранные. Поэтому с юридической точки зрения это неадекватно. Такая разработка Минфина лишь формально позволяет закрыть поручение о мерах по повышению собираемости налогов, но работать не будет».

К тому же совершенно непонятно, почему Минфин озаботился только «дочками», а не материнскими офшорными компаниями, хотя таких достаточно много.

По мнению же Рудашевского, Минфин уже вообще несколько опоздал в отношении борьбы с иностранными офшорами. «Сами компании все меньше и меньше обращаются к офшорам как к инструментам налогового планирования, -- говорит Рудашевский. -- Чаще всего они используются для изучения рынка, для проведения предварительных переговоров с потенциальными владельцами или покупателями активов. Это некий форпост изучения рынка и поведения на рынке».

«Крупный бизнес еще до дела ЮКОСа почувствовал, что ужесточается налоговая политика, что выгодно платить налоги, потому что государство начинает поддерживать крупные компании, особенно в их планах по экспансии на внешний рынок. А для средних компаний офшорный бизнес существует, но общая сумма сэкономленных налогов не столь существенна, чтоб сильно пополнить казну», -- считает Рудашевский. Но руководитель группы налогового арбитража юридической фирмы «Вегас-лекс» Олег Баженов в этом сомневается: «Суммы налогов, сэкономленные в офшорах, исчисляются миллиардами рублей. Здесь речь не идет о смешных суммах».

Что же касается внутрироссийских офшоров, то их уже практически не осталось. Так что речь не о чем вести, считает Рудашевский. Как рассказал «Эксперту Online» Баженов, государство ведет борьбу с внутренними офшорами уже давно – примерно с 1995 года: «Государство хорошо подразгромило внутренние офшоры. Было, например, ЗАТО (закрытое территориальное образование), были повышенные налоговые льготы в Калмыкии и на Алтае, сейчас – уже не предоставляются», -- рассказывает специалист. Причины, по словам Баженова, понятны. Налоговые платежи поступают в бюджет ЗАТО, так как там присутствуют значительные льготы, но поступают копейки, одновременно в бюджет центра ничего не поступает, в результате выигрывает один лишь только предприниматель, который по замыслу должен был благоустраивать регион, инвестировать в строительство, а этого не происходило. Поэтому неудивительно, что в основном внутренние офшоры уничтожали по инициативе тех регионов, из бюджета которых утекали деньги: «Сворачивание этих территорий было неизбежно. Внутренние офшоры в данном контексте и в нашей стране – это зло», -- говорит юрист.

Что же до трансфертного ценообразования, то здесь, по словам Баженова, классический пример, который можно привести, – это цепочка ЮКОСа, когда предприятие продает подконтрольной ему же фирме продукцию по явно заниженной или явно завышенной цене в зависимости от выгоды. Однако, замечает Баженов, запрещая полностью трансфертное ценообразование, можно заодно добавить проблем и законопослушным налогоплательщикам, находя у них какие-то несуществующие в реальности признаки ухода от налогов. Например, у каких-нибудь дистрибьюторов или там, где это было необходимо, а цель ухода от налогов не ставилась.

Так что новые инициативы Минфина вряд ли как-то подпортят жизнь компаниям, зарегистрированным на Британских Виргинских островах, зато могут добавить проблем законопослушным российским налогоплательщикам.