Климат может подождать, мирный атом — нет

Евгений Уткин
10 июля 2009, 13:48

На саммите глав-государств в Аквиле во второй день главной темой был климат. Участники расширенного до 17 государств саммита G8 приняли декларацию по климату, значение которой пресса воспринимает по-разному. Разговоров было много, но конкретные решения отложены до предстоящей в декабре конференции ООН в Копенгагене.

Еще в конце первого дня саммита Сильвио Берлускони, хозяин и тамада саммита, заявил, что основные положения декларации по климату согласованы, но он не уверен только в позиции Китая и Индии, и во второй день эта декларация будет обсуждаться в расширенном составе 17 странами. Именно это и вызвало разночтение итогов по климату среди СМИ. Вчера половина газет вышли с заголовками «G8 пришел к соглашению по климату», а другая половина — с диаметрально противоположным утверждением «G8 не удалось прийти к соглашению по климату». Причем все они были по-своему правы. Как оптимист, глядя на заполненный наполовину стакан, говорит, что он почти полный, а пессимист, увидев тот же стакан, замечает его почти пустым, так и решения по климату были половинчатыми.

Вчера в Форуме ведущих экономик по энергии и климату участвовали кроме собственно «восьмерки» еще и члены «группы пяти» (Бразилия, Китай, Индия, Мексика и Южная Африка), а также Египет, Австралия, Индонезия и Южная Корея.

Сначала планировалось прописать в декларации обязательство о глобальном сокращении к 2050 году выбросов в атмосферу углекислого газа на 50%, причем промышленно развитые страны к 2050 году намеревались уменьшить объем таких выбросов на 80%. Но Китай выступал против этого предложения, и непонятно было отношение других развивающихся стран, таких как Индия.

В конце первого дня помощник президента РФ Аркадий Дворкович заявил, что для России цифра 80% неприемлема. «Европейцы готовы сократить выбросы не менее чем на 80% по сравнению с 1990-м годом. Это позиция именно Европейского Союза», — сообщил он. «Но мы экономическим ростом жертвовать не будем ради достижения цели по снижению эмиссии. Экономический рост должен быть эффективным. Об этом говорили все», — резонно добавил он. Но 50% к концу первого дня все-таки остались, а вот цифра 80% исчезла из документа.

Для России рубеж 1990 года является особенно неудобным, ведь именно в этот период экономика переживала совсем не лучшие времена, и выбросов было меньше, чем, например, 10 лет до этого. Поэтому резонно было бы установить другую точку отсчета, пусть даже относительную. Примерно об этом говорят и развивающиеся страны: развитые страны росли, не заботясь об окружающей среде, а сейчас эти ограничения существенно замедлят рост именно развивающихся стран. Поэтому они требовали сначала установить промежуточные показатели сокращения выбросов развитыми странами на 2020 год. За это время Запад должен развить свою «альтернативную» экономику и обеспечить другие страны технологиями производства возобновляемой энергии.

К концу второго дня Китай открыто выступил против сокращения выбросов и на 50%. «Китай не связывает себя с декларацией G8 по климату, так как при снижении выброса парниковых газов необходимо учитывать разные подходы в решении этого вопроса для развитых и развивающихся стран», — сообщил журналистам в четверг глава пресс-службы министерства иностранных дел КНР Ма Даоху.

А без Китая соглашение теряет весь здравый смысл. Участники согласились всячески способствовать тому, чтобы не допустить повышения среднегодовой мировой температуры на 2 градуса, но как это сделать, никаких решений принято не было. Поэтому каждый будет способствовать всеобщему потеплению, как он хочет. А к конкретным нормам придется вернуться на предстоящей в декабре конференции ООН по климату в Копенгагене.

Лидеры стран «большой восьмерки» призывают мировое сообщество разработать и применять эффективные финансовые механизмы поддержания «климатического режима» после 2012 года, когда заканчивается действие Киотского протокола. «Мы подчеркиваем, что для адаптации и смягчения последствий изменения климата, а также перехода к более низкоуглеродным экономическим моделям в развивающихся странах требуется мобилизация финансирования за счет широкого ряда финансовых источников, включая финансовую помощь», — говорится в декларации глав государств и правительств G8 по изменению климата. Низкоуглеродные технологии, такие как обезуглероженный каменный уголь, связывание углерода, биоэнергия и некоторые другие, относятся к экологически чистым способам получения энергии. Но для их разработки и промышленного внедрения необходимы огромные инвестиции.

При этом в документе отмечается, что финансовая поддержка должна быть действенной, эффективной и справедливой, а ведущую роль в финансировании капиталовложений в новые технологии должен играть частный сектор, а «государственные ресурсы должны использоваться для регулирования финансирования частного сектора». Кроме этого, необходимо развитие государственно-частного партнерства, которое позволит сделать целенаправленные и эффективные капиталовложения в научные исследования, в развитие, внедрение и распространение экологически чистых технологий.

Президент США Барак Обама назвал «историческим консенсусом» соглашение о сокращении выбросов парниковых газов. «Мы пришли к соглашению, что развитые страны должны взять на себя лидерство», — сказал американский президент. Обама заявил, что в решении проблемы климатических изменений на саммите в Аквиле «были сделаны несколько важных больших шагов вперед». Ведь «для 17 лидеров преодолеть их разногласия — совсем непростая задача».

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, прибывший в Италию для участия в саммите «большой восьмерки», остался не очень довольным результатами декларации по климату. «Решение проблемы изменения климата имеет огромное значение, и нынешнее поколение несет ответственность за него перед будущим всего человечества и планеты. Цели, которые до сих пор заявлялись, недостаточны», — заявил он.

Пока в Аквиле лидеры стран в общих чертах решали экологические вопросы, в Риме депутаты приняли вполне конкретное решение о развитии ядерной энергетики в Италии. В течение шести месяцев будут определены места строительства АЭС, и зная, что не все жители согласны с соседством атомной электростанции, чтобы избежать конфликтов, эти места объявляются военными объектами, об их местоположении и строительстве принимает решение только центральное правительство, а в случае выступлений против можно будет применить силу, как «нападение на военный объект». Напомним, что после Чернобыльской катастрофы в Италии прошел референдум, на котором итальянцы решили полностью отказаться от ядерной энергетики, причем не только не строить новые АЭС, но и демонтировать действующие и строящиеся. И вот теперь наступила итальянская «эпоха возрождения» мирного атома.