От клоунады – к драматическим постановкам

Александр Зимний
10 мая 2012, 14:08
Фото: из архива автора
Вадим Дрягин

Предвыборная кампания в мэры Омска, которые состоятся 17 июня, демонстрирует сразу несколько новых тенденций. К ней проявили интерес не нашедшие себя в столичной политике оппозиционеры, наблюдается и нетипичная для Омска избирательная активность. Выборы мэра пройдут на фоне смены региональной власти – двадцатилетнее правление губернатора Леонида Полежаева уже завершилось, а назначенный губернатором Виктор Назаров, который приступит к исполнению обязанностей 30 мая, еще не успеет сформировать новое правительство. Об особенностях муниципальных выборов в интервью «Эксперту Оnline» рассказал политолог, директор ООО «ГЭПИЦЕНТР-2» Вадим Дрягин.

– В стране повышается интерес к проведению выборов в муниципалитетах. В том числе и на выборы в мэры Омска выдвинулось наибольшее за всю новейшую историю избирательных кампаний число кандидатов (всего 16). С чем вы связываете этот тренд?

– В целом ответ очевиден. Появление в стране ярко выраженных оппозиционных движений нарушило бюрократическую монополию при формировании органов местного самоуправления по всей России. Поэтому наблюдается некая эйфория, ощущение свободных выборов, вольного участия в политическом процессе. Что касается Омска, здесь, безусловно, сыграла роль так называемая смена эпох – уход губернатора Леонида Полежаева вызвал эффект свободы, иллюзию возможности занять свое место во властной элите.

– Вы имеете в виду отсутствие административного давления, которое раньше могло сдерживать потенциальных кандидатов?

– Да, но скорее даже – отсутствие страхов перед этим административным давлением. Муниципальные выборы теперь представляются не такими бесперспективными, как раньше. Факт провала «Единой России» в стране в целом и в Омске в частности (единороссы в Омске проиграли коммунистам на выборах в Госдуму. – Прим. «Эксперт Online») многие восприняли как сигнал к тому, что появился шанс реализовать себя в политике вне привязки к непобедимому бюрократическому аппарату.

– Как вы объясните так называемый «феномен Варламова» – столичного блогера, который вдохновил своими претензиями на участие в выборах мэра Омска местное интернет-сообщество? Ведь московские блогеры, причисляющие себя к оппозиции, могли бы при любом губернаторе выдвинуть свои кандидатуры в мэры города. Тот же столичный экономист Иноземцев, который называет себя антипутинцем, заработал бы, наверное, больше дивидендов при сильном административном давлении.

– Это не совсем так. Участие москвичей на выборах в городе, о котором они ничего не знают, многие все-таки восприняли как моветон. Наверное, поэтому эти кандидаты не смогли даже собрать подписи. Омичей их претензии, конечно, повеселили, но отдать город на забаву кому-то постороннему они все же не готовы. Попытки Варламова и Иноземцева пройти в мэры Омска как раз воспринимаются как пренебрежение принципом местного самоуправления, насмешку над ним. Местное самоуправление – это, грубо говоря, когда мы собрались с вами на нашей улице выбрать того, кто этой улицей будет заниматься. Другое дело, что выборы Омска проходят на пике роста протестного движения в России. Мне понравилось объяснение одного из московских кандидатов (Иноземцева. – Прим. «Эксперт Online»), который объяснил, почему идет на выборы в Омске. Мол, в столице бюрократический аппарат победить невозможно, поэтому начнем с регионов. В этом смысле, я думаю, в других регионах будет возникать еще много Варламовых и Иноземцевых. Глядишь, где-нибудь таким и повезет.

– И что будет залогом их успеха?

– То, что Варламов не смог даже собрать подписи для регистрации в качестве кандидата в мэры Омска, говорит о его непонимании реальности выборных процессов. Сбор подписей – это большая организационная работа, так сказать, первый экзамен в избирательной кампании. Собрать подписи качественно и точно могут только сильные организационные структуры. Я уже не говорю о предвыборной кампании, в которой побеждает не тот, кто красиво говорит или у кого больше денег. Подход Варламова был такой: ну, так и быть, омские блогеры, – соберите мне подписи, потом скиньтесь на избирательную кампанию – и тогда я к вам приду. Сколь бы прогрессивным ни был электорат, без централизованной организации процесса ни один кандидат не победит. Возможно, где-нибудь в регионах и победит варяг-оппозиционер – ввиду, например, обозленности избирателей на местные элиты. Но только в том случае, если этот кандидат будет обладать достаточным организационным ресурсом. Не административным, а именно организационным, который сможет охватить большой процент населения снизу.

– Но согласитесь, что даже потешные попытки Варламова пройти в мэры повысили в городе интерес к самим выборам. Причем со стороны самой пассивной в избирательном смысле аудитории – молодежи, пользователей интернета. Сейчас омские блогеры в кои-то веки стали активно обсуждать, а кто еще идет на выборы и чего он стОит.

– Возможно. Но не факт, что хотя бы часть этих блогеров придет к избирательным урнам. Дело в том, что сейчас в регионах России интернет-сообщества переживают лишь стадию декларирования своих позиций, как, впрочем, и большинство традиционных СМИ. В блогах люди большей частью сидят не для того, чтобы выслушать и осмыслить позицию другого, а чтобы как можно вычурнее выразить свою. При таком отношении друг к другу до реально организованных действий очень далеко. Конкретно омское интернет-сообщество пока еще только идет к коммуникационному пространству.

Но тот же интернет-проект «Гражданин мэр», который и привлек московских блогеров к выборам в Омске, дело вполне полезное для формирования гражданского общества. Он действительно вызвал интерес к выборам и понятно почему: ребята в регионах видят какие-то бунты в столице – и им хочется не остаться в стороне. Конечно, они будут ликовать, узнав, что и к ним едет такой бунтарь. В том числе потому, что последние десять лет в России и в регионах особенно никаких спектаклей на политической сцене не происходило. Были условные события: выборы, перестановки лиц, но активного участия населения в этих событиях не наблюдалось. Потому что не было возможности ставить эти спектакли из-за наличия вертикали власти.

Но, опять же, построению эффективного самоуправления эти игры мало что добавляют. Институт местного самоуправления никак от этого не страдает, но и не приобретает авторитета. От популярности кандидата и его одиозности крайне мало что зависит.

– То есть если бы даже на выборы в регион заявились Пугачева или Киркоров, они бы провалились?

– Конечно. В контексте конкретных избирательных кампаний нет критерия популярности. У нас бы давно уже не «Единая Россия» была у власти, а артисты. Заметьте, даже звездам спорта, которые прошли в Госдуму, пришлось для победы пользоваться организационным ресурсом партии власти. Подчеркну, что для успеха на выборах нужна серьезная организация процесса, а не только фактор популярности. Приведу в пример тот же Омск. У нас с середины 1990-х годов мэрами становились люди, совершенно незнакомые омичам. Явка порой составляла меньше 40%. В условиях такой аполитичности бюрократический аппарат и получил возможность проводить во власть кого угодно. Но опять же – почему? Потому что власть могла организовать, мотивировать избирателя за нужного кандидата. Если вы обратили внимание, то на всех выборах политическая реклама или блистает идиотизмом, или является дурным тоном, допускают даже орфографические ошибки. Я уже не говорю о качестве изображений и портретов. По этой рекламе видно, что штабы кандидатов элементарно не уважают избирателя, который тем не менее отдает им свой голос. Это тоже доказательство того, что залог успеха не в популярности кандидата, а в способности технологов организовать процесс, работать на местах над мотивацией избирателя.

– На выборы в мэры Омска выдвинули своих кандидатов основные парламентские партии: «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Единая Россия». Означает ли это, что борьба будет жесткой?

– Вряд ли. Так называемые нишевые партии не обладают яркой идеологией – у них у всех почти одинаковые программы. Никто из них, кроме, пожалуй, коммунистов, не предлагает существенных перемен в политическом и конституционном строе. Хотя это теоретически должно быть. Следовательно, и предложить им нечего – кроме деклараций принципов социальной справедливости, которые у всех одинаковы. У нас нет еще политического поля, на котором можно было бы серьезно играть. Есть лишь участие случайных людей в случайных процессах – как всегда в России и было. Я думаю, что им важнее для галочки поучаствовать в выборах – чтобы показать центральному комитету свою активность.

И здесь мы наблюдаем чисто российский парадокс. В западных странах к выборам относятся очень ответственно. Проигрыш в них – это вред репутации, имиджевые потери. У нас же любое частое, пусть и провальное участие в выборах, воспринимают как политический капитал – даже на уровне общепартийном. Поэтому от партий и выдвигаются все, кто угодно, даже те, кто никогда не читал партийной программы. Кстати, на заметку таким кандидатам: в Кремле тщательно следят за итогами всех выборов и фиксируют результаты каждого кандидата. Проигрыш в выборах – всегда негативный фактор при рассмотрении кандидатуры на ту или иную государственную должность.

– Фаворитом выборной кампании в мэры Омска СМИ называют Вячеслава Двораковского: у него за плечами мощный финансовый ресурс НПО «Мостовик» (оборот 40 млрд рублей), где он много лет проработал главным инженером, пять созывов городского совета. Наконец, его кандидатуру негласно поддержали уходящий губернатор Леонид Полежаев и, говорят, согласовал «Газпром», выходцем из которого является назначенный губернатор Виктор Назаров. Но что касается ресурсов: аппарат уходящего губернатора на Двораковского уже не работает, аппарат нового еще не сформирован. Как на фоне этого вы оцениваете его шансы?

– Я могу назвать Двораковского фаворитом предвыборной гонки только с точки зрения доступа к ресурсам. Что бы вы ни говорили, а областные СМИ, как видно, уже работают на раскрутку его кандидатуры, а значит, аппарат Полежаева еще работает на выборы мэра. Думаю, на финальном этапе это будет продолжать делать и аппарат нового губернатора. Если НПО «Мостовик» подключит свой ресурс – то шансы Двораковского очень высоки. Кроме того, он все же решил выдвинуться от «Единой России», а значит, первичные партийные организации на местах уже ведут свою работу, что, безусловно, добавит ему голосов. Те же КТОСы (комитеты территориального местного самоуправления) – насколько активно они будут работать на Двораковского, агитировать через старших по домам – настолько и успешной будет его кампания. И здесь даже неважно, какую позицию займет контролирующая КТОСы нынешняя команда администрации города, лояльная своему бывшему шефу – Виктору Шрейдеру (перешел на работу в Госдуму в декабре после информационной войны с губернатором. – Прим. «Эксперт Online»). В Омске КТОСы (пусть никто не тешит себя иллюзиями) давно подрабатывают на разные партии и разных кандидатов, не только от партии власти.

– Но «Единая Россия» проиграла на выборах в Госдуму коммунистам. Не сыграет ли такая поддержка партии медвежью услугу своему кандидату? Не зря ж он изначально заявлялся как самовыдвиженец, подобно Путину, который тоже дистанцировался на выборах от партии?

– Коммунисты в Омске не выиграли у единороссов. Это «Единая Россия» проиграла КПРФ. И вот почему. Если посмотреть итоги всех выборов за последние десять лет, то очевидно, что во многих регионах за коммунистов голосует почти одно и то же число избирателей – в количественном, а не процентном соотношении (проценты меняются в зависимости от явки). И следовательно, коммунистов побеждают тогда, когда удается мобилизовать электорат больше, чем они. Коммунисты мало что предпринимают на выборах, они консервативны, даже агитацию всегда проводят только члены партии – своими силами и однообразно. Но и это неважно. Судя по нашим наблюдениям на всех выборах, избиратель голосует не столько за партийный значок в бюллетене, сколько за личность, которую он знает и уважает. Поэтому все будет зависеть от того, как партия и все, кто предоставят Двораковскому свой ресурс, найдут подход к избирателю.

Что касается конкуренции с коммунистами – она действительно будет жесткой. Но здесь очень важно одно обстоятельство. Я сомневаюсь, что коммунистам вообще нужна победа на выборах. Думаю, она им в страшном сне снится. При всем уважении, но посмотрите на депутатов от КПРФ в горсовете и законодательном собрании – где там опытные практикующие экономисты, юристы, управленцы? Победить одно, а управлять мегаполисом – совсем другое. Кого они приведут в мэрию и что смогут сделать эти люди? Приход к власти, полагаю, только скомпрометировал бы КПРФ в глазах горожан, и вряд ли коммунисты этого хотят. Зюганов – и тот в последние годы баллотируется в президенты как бы шутя, чтобы только лишний раз напомнить о себе. И при таких данных у Двораковского большие шансы – если, опять же, он реально сможет использовать все свои ресурсы.

– Если делать прогноз – как, на ваш взгляд, в целом изменится в будущем логика избирателей в регионах? Если учитывать и рост протестной активности, и набирающие силу интернет-сообщества, и возврат к выборам губернаторов?

– Здесь все зависит от позиции власти. Как ни парадоксально, но если хоть один росток демократии пробился где-то однажды – вскоре вырастет целое дерево. Я думаю, демократия будет усиливаться в муниципалитетах. В том числе за счет трансферта оппозиции в регионы. Оппозиционеры проиграют раз, другой – но сделают выводы, проанализируют ошибки, консолидируют усилия – и тогда их участие в выборах уже будет не клоунадой, а хорошей драматической постановкой. В том числе за счет организации российского интернет-сообщества в будущем. Ведь местное самоуправление – это основа демократии, и оно заложено в Конституции страны. Именно на базе самоуправления, даже не на уровне регионов, у нас может сформироваться гражданское общество – когда люди разных взглядов вынуждены вырабатывать единую позицию о том, как они будут управлять вместе своей территорией – топить печи, укладывать дороги, ремонтировать дома и прочее. Именно на основе самоуправления будет развиваться демократия в России, впрочем, как и в других странах. Если только власть не вздумает вновь пресечь этот процесс. Но тогда, если будет иметь место жесткое полицейское подавление активности, возврат к прямой вертикали, я думаю, Россия просто вылетит из международного демократического сообщества.

– То есть власть на это не пойдет?

– Как знать. В истории России, увы, были и такие примеры.