Доходов не будет

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
23 мая 2013, 13:21

Представляя в Госдуме поправки в закон о бюджете на текущий год, министр финансов Антон Силуанов заявил, что общий объем доходов правительства в 2013 году, по оценке Минфина, достигнет 12 995 млрд рублей, что на 129,5 млрд рублей больше плана. Как передает агентство «Прайм» со ссылкой на заявление чиновника, дополнительные доходы бюджета достигнут 130 млрд рублей. И эта сумма, по признанию Антона Силуанова, не позволит правительству ни нарастить расходы, ни пополнить Резервный фонд, объем которого по итогам 2013 года будет даже меньше, чем ожидалось, – именно за счет его средств придется покрывать дефицит бюджета: других источников у правительства нет.

Фото: ИТАР-ТАСС
Антон Силуанов: Дополнительные доходы бюджета в этом году не позволят властям ни увеличить расходы, ни пополнить Резервный фонд

Так, прогнозируют в Минфине, объем Резервного фонда РФ по итогам 2013 года может составить 4% ВВП, по итогам 2014 года – 3,7% ВВП, по итогам 2015 года – 3% ВВП, по итогам 2016 года – 3,4% ВВП.

По словам Антона Силуанова, перечисления в Резервный фонд в текущем году могут сократиться на 485 млрд рублей. Причина – направление части нефтегазовых доходов бюджета на замещение источников финансирования дефицита, поскольку, скорее всего, от приватизации недопоступит 360 млрд рублей. «Мы видим, что объем нефтегазовых доходов снижается по отношению к нашему трехлетнему плану: в 2014 году – на 334 млрд рублей, а в 2015-м – на 529 млрд рублей. Эти нефтегазовые доходы и должны были наполнять Резервный фонд», – отметил Силуанов. «А чем еще замещать? Выходить на рынки? Наверное, нас бы никто не понял при поступлении сверхплановых нефтегазовых доходов», – сказал министр.

В номинальном выражении объем Резервного фонда также изменится и составит, по предварительным расчетам Минфина, на конец 2013 года 2,688 трлн рублей (вместо 3,178 трлн), на конец 2014 года – 2,736 трлн, 2015 года – 2,482 трлн, 2016 года – 3,096 трлн рублей. В то же время в Минфине считают такой объем средств вполне достаточным на случай ухудшения макроэкономической ситуации. «Я здесь не вижу каких-то рисков: мы найдем в любом случае инструментарий для того, чтобы финансировать расходы», – заверил министр. По его словам, вопрос сейчас заключается в том, что сейчас четко надо выбрать стратегию бюджетного маневра, чтобы уместить все наши обязательства в неувеличиваемость в следующем году объема расходов.

Как указал Антон Силуанов, предложения по росту расходов в правительстве есть, тогда как решения о поиске нужных денег отсутствуют. «Ведь это самое сложное – находить ресурс для маневра, отказываться от каких-то обязательств или переносить их на более поздние сроки», – добавил он. Так или иначе, а средства властям искать необходимо. И им, вполне вероятно, придется идти по пути сокращения расходов. Тут, признал министр, придет на помощь пенсионная реформа, «которая позволит сократить трансферт из федерального бюджета Пенсионному фонду», и возможный перенос на два-четыре года некоторых расходов по Государственной программе вооружений (ГПВ), о котором сейчас ведутся переговоры с Министерством обороны.

Действительно, существуют сомнения относительно прогноза по нефтегазовым доходам, говорит управляющий активами TNO Capital Александра Лозовая. В бюджет заложен прогноз по средней цене Urals на уровне 97 долл./барр. В январе–апреле этот показатель составил 107 долл./барр., то есть выше среднегодового на 10%. Но на товарных рынках формируется негативный тренд как по энергетическим товарам, так и по металлам, и по зерну. Возможно, это благоприятно отразится на инфляции (ее темпы замедлятся), но может привести к меньшим, чем запланировано, нефтегазовым поступлениям от экспорта. Что же касается недостачи денег на Резервный фонд, на то он и резервный, чтобы использовать его для покрытия непредвиденных бюджетных дыр, полагает эксперт. Правительство не хочет увеличивать объем внешних займов, чтобы не увеличивать долговую нагрузку государства. При сложившемся уровне ставок это выглядит странно, но в перспективе ближайших лет, судя по всему, ставки будут расти. Вероятно, нежелание наращивать долг связано именно с этими ожиданиями.

На решение вопроса, нужно ли тратить средства Резервного фонда, влияют несколько факторов, объясняет аналитик «Инвесткафе» Тимур Нигматуллин. Основные: потребность в увеличении расходов для стимулирования экономического роста и «запас прочности» на случай повторения финансового кризиса. В правительстве постоянно идет спор между лоббистами каждого варианта. Дефицит бюджета, скорее всего, сократится примерно до 0,6% ВВП к концу 2013 года. Это произойдет в случае направления  «дополнительных доходов», 129,5 млрд рублей, от исполнения инициатив по антиотмывочному закону и ограничению расчетов в наличной форме, оптимизации работы налоговой и таможенной службы и т.д. на погашение дефицита.

Вопрос стимулирования экономики заметно обострился с учетом снижения темпов роста российской экономики, указывает эксперт. В то же время для компенсации рисков глубокого экономического кризиса объема Резервного фонда в размере 4-5% от ВВП недостаточно. Для сравнения: падение российского ВВП в 2009 году составило 7,9%. С учетом обострившейся за последние годы политической ситуации власти, полагает Тимур Нигматуллин, не пойдут на заметное сокращение фонда, чтобы не допустить социальной напряженности в случае кризисных явлений. И тут возможно изменение структуры расходов бюджета, например, как уже было сказано, Минфин обсуждает с Минобороны возможность отодвинуть часть расходов на два-четыре года.

В посткризисной практике мы видели два способа стабилизации ситуации и стимулирования экономики, отмечает директор аналитического департамента Московского фондового центра Елена Чернолецкая. Один путь можно назвать условно американским, частично к нему прибегали и Китай, и Япония. Это накачка системы ликвидностью, минимальное сокращение расходов, внутренние инвестиции и прямая помощь экономике за счет выкупа не только финансовых, но и реальных активов. Второй путь – тоже условно – европейский. Максимальная поддержка промышленности за счет внутреннего спроса, помощь банкам только при возникновении действительных проблем, постоянное изъятие ликвидности в случае, когда заканчивается та или иная программа помощи, в результате чего уровень ликвидности остается примерно на стабильном уровне.

Россия пока не определилась, но, похоже, Минфин придерживается американского варианта, когда необходимо больше тратить, а проблемой дефицита бюджета (которая перед США, к примеру, уже встала в полный рост) будем заниматься потом. Такой путь имеет право на существование, так как позволяет создать новые инвестиционные направления, финансируемые государством, что постепенно может привлечь туда и независимых инвесторов, в том числе иностранных. Кроме того, это стабилизирует на время социальные вопросы за счет сохранения уровня жизни населения.

Не использовать текущие запасы в свое время было признано правильным управленческим решением, поскольку сокращение Резервного фонда означает сокращение ресурсов для обеспечения расходов бюджета в кризисные времена, напоминает председатель президиума Ассоциации молодых предпринимателей России Роман Терехин. Но расходы государства растут, а увеличение доходов в ближайшее время все еще под вопросом. Поэтому любое снижение Резервного фонда необходимо воспринимать серьезно и критично. Рано или поздно он сможет закончиться, а граждане явно не обрадуются резкому изменению уровня жизни и откату к старым доходам. И тогда экономические проблемы повлекут за собой негативные политические изменения.

И «открывать кубышку» или нет – ответ на этот вопрос должен поступить не ранее конца года. Сейчас основные затраты государства связаны с перевооружением армии и в целом реформированием обороноспособности РФ. Позиция нынешнего состава правительства – это действительно сохранение намеченного курса. Прошлый состав правительства, в частности министр финансов, не придерживался такой позиции, а сама идея наращивания расходов на обеспечение «оборонки» рассматривалась как откат к прошлому с появлением типичных проблем плановой экономики: дефицита, нерационального распределения валового продукта, сбоя в работоспособности стратегически важных отраслей экономики. Поэтому, заключает эксперт, власти пойдут на «открытие кубышки» только после изменения кадрового состава действующего правительства.