В поисках неполживых и рукопожатных террористов

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
19 декабря 2015, 15:57

Итоги венских соглашений по Сирии оказались закреплены в виде резолюции Совета Безопасности ООН. Только вряд ли это поможет им быстрее реализовываться

Александр Щербак/ТАСС
Заседание Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке

 

Теперь по закону

 

Запад, Россия и Иран продолжают выработку компромиссного решения сирийского вопроса. В ночь с 18  на 19 декабря Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию по Сирии. Причем уже вторую за последнее время. Если первая касалась запрета на финансирование ИГ, то вторая очерчивала рамки и модальности переговорного процесса в Сирии.

Министр иностранных дел Великобритании Филип Хаммонд назвал ее «важным шагом» на пути к окончанию сирийского конфликта. На первый взгляд он несколько преувеличил, ведь, по сути, ничего нового в этой резолюции нет - она лишь подтверждает принципы, согласованные в ходе Венских переговоров. Однако важность этого документа в том, что он документально, законодательно закрепил целый ряд принципов, которые стороны согласовали на полях либо в виде на сегодняшний день «очевидных моментов», которые через полгода могут быть названы спорными, а через год - неправомерными. Формально среди них, прежде всего, оказалось обязательство сохранять территориальную целостность Сирии. В переводе на русский язык означает, что гражданская война будет вестись до восстановления Дамаском контроля за всей страной. Неформально же резолюция резко усилила шансы на то, что Башар Асад еще задержится на посту сирийского президента.

Да, Соединенные Штаты на каждом углу говорят, что по будущему Асада соглашения нет, что их мнение остается неизменным - глава Сирии должен покинуть свой пост. Не прямо сейчас, но в обозримом будущем. При этом сам Обама просит дипломатов найти способ организовать процесс политического перехода, таким образом, чтобы гарантировать Ирану и России «соблюдение их интересов в Сирии». Москва за Асада не держится, но ей важна законность ухода - она предлагает, чтобы все решили сирийцы в ходе выборов, дабы не создавать новые прецеденты успешного давления Запада на страны с целью смены режима. «Мы не можем в принципе согласиться с какими- то подходами, которые предполагают навязывание извне любому народу решение о том, кого он хочет видеть своим лидером», - заявил Сергей Лавров. И если Кремлю удастся протолкнуть такую процедуру, то Асад остается - объявлять выборы до окончания гражданской войны в Сирии (то есть, согласно резолюции, до восстановления ее территориальной целостности) нецелесообразно. Более того, в этом не заинтересован и сам Запад. Если выборы (а речь пойдет не только о президентских, но и парламентских) пройдут лишь на контролируемой Асадом территории, то высока вероятность того, что парламент будет полностью состоять из асадистов (читай сторонников Ирана). И за это Обаму точно распнут в Конгрессе. Другое дело если всеобщие парламентские выборы состоятся во всей Сирии, где значительное число избирателей проголосует за суннитских кандидатов. 

 

Быстро не получится

 

Однако прежде чем говорить о выборах и освобождении Восточной Сирии, нужно обеспечить политическое соглашение между Асадом и вменяемой частью оппозиции. «Наверное, это не та задача, которую можно решить за один присест. Мы хотим, чтобы этот процесс не затянулся на вечные времена, мы согласовали ориентиры. Считаем, что вполне возможно в течение шести месяцев попытаться достичь такой договоренности, затем будет разработка новой конституции, на основании которой пройдут выборы. Весь политический процесс мы считаем возможным уложить в полтора года ориентировочно», - заявил Сергей Лавров. Его американский визави более оптимистичен. «В январе мы надеемся и ожидаем собраться за столом и приступить к имплементации полного прекращения огня... В течение одного или двух месяцев необходимо начать принимать решение о передаче некоторой власти созданному правительству национального единства. Это переходный орган, который будет обладать всей исполнительной властью», - заявил госсекретарь США. 

Сложно разделить его оптимизм, если понимать, что на сегодняшний день нет даже согласия о том, кого из противников Асада допустят до переговоров, а кого нет. У  каждого из посредников свой список нерукопожатных террористов. «Учитывая достаточно разномастный состав венской группы, в рамках которой многие страны занимают диаметрально противоположные позиции, список получился очень противоречивым, - говорит Сергей Лавров. - Есть много ситуаций, когда одна страна считает огромное количество мелких группировок террористическими, а другая не считает их таковыми».

Кроме того, разномастная оппозиция даже не может договориться по вопросу выдвижения единых представителей на переговоры с Асадом, а также выработки единого перечня адекватных требований. А тот факт, что переговоры идут в Саудовской Аравии, добавляет лишь пессимизма - министр обороны Королевства Мохаммед ибн Салман дал понять оппозиционерам, что договариваться с Асадом вообще не обязательно, и что Саудовская Аравия готова всячески их поддержать. Поэтому если Джон Керри хочет интенсивных переговоров, ему нужно будет приехать к Саудовскому королю и попросить его больше не вмешиваться в сирийские дела. А затем можно отправиться к турецкому президенту и повторить ему ту же просьбу. Да, Барак Обама звонил Эрдогану с требованием вывести войска из Ирака, однако министр иностранных дел Сергей Лавров уже выразил желание, что Соединенные Штаты возьмутся и за перекрытие границы Сирии с Турцией, откуда боевикам и исламистам идет подкрепление и вооружение. Да, Вашингтон устами министра обороны Эштона Картера передал туркам эту просьбу, однако Анкара ответила отказом. Возможно, попросить нужно понастойчивее.