Об исторических фальсификациях и интерпретациях

История в нашей стране больше чем просто наука, это составная часть политики внутренней и внешней, это способ мобилизации народа для поддержки власти, и, наконец, как выяснилось на заседании Общероссийского Исторического собрания, это еще и наше мировоззрение. Как бы то ни было, поражение в борьбе за историю приведет к катастрофическим последствиям.

22 июня 2016 года в памятный день начала Великой Отечественной войны состоялось заседание Общероссийского Исторического собрания. Открывая его, министр культуры РФ, председатель Российского военно-исторического общества Владимир Мединский выделил главную, по его мнению, проблему исторической науки – «очистки исторического знания от шелухи ложных и конъюнктурных трактовок». Отметив при этом, что «за всеми фальсификациями не угонишься. Они плодятся быстрее, чем мы эту ложь разоблачаем». Их причинами он назвал «отражение очевидных сегодняшних политических интересов конкретных игроков. Ведь история – политика, повёрнутая в прошлое» и  уязвимость нашего общества «для такого рода спекуляций, передёргиваний, лукавых трактовок и мифов о самом себе. Это следствие, в свою очередь, того, что у нас тоже в разные периоды были приняты навязчивые идеологические шаблоны в оценке тех или иных событий и личностей…»[1]. Наметил министр и направление работы: «отказаться от «гражданской войны в головах», не разделять историю на «хорошее» и «плохое», а видеть её как единое, неразрывное и преемственное целое».

Мировоззренческие основания истории

Соглашаясь в целом с существующей проблемой, очерченной в выступление В. Мединского, вместе с тем, хотелось бы подчеркнуть, что она не столько историческая, сколько мировоззренческая. Для того, чтобы не было «гражданской войны в головах», нужно цельное, непротиворечивое мировоззрение, которое было бы более убедительным, чем те, господствующие сегодня в сознаниях наших соотечественников – либерализм, коммунизм, национализм, и др. Такого мировоззрения пока не создано, поэтому битву исторических интерпретаций мы будем продолжать проигрывать. Не мы создаем те смыслы и концепции, которыми руководствуются наши историки. Все господствующие исторические теории – модернизации, глобализации, цивилизации, культурно-историческая и пр. все они созданы на Западе, отражают его интересы, и, даже, когда пытаются отрицать ведущую роль Запада, а такие тоже есть, даже в этом случае вытекают из его культурно-исторического наследия и укрепляют его позиции в умах тех, кто им следует.

Для того, чтобы иметь «хорошую» историю, надо, прежде всего, иметь хорошее, суверенное национальное мировоззрение, на основе которого можно создать картину мира, привлекательную не только для наших граждан, но и для наших потенциальных союзников и доброжелателей.

Фальсификации и интерпретации

Фальсифицировать историю можно либо сознательно искажая  исторические события, либо неправомерно интерпретируя их. Прямая фальсификация фактов была особенно распространена в Древности и Средние века. Научная историческая критика научилась довольно эффективно распознавать фальсифицированные источники, хотя сегодня они могут создаваться высококвалифицированными специалистами, поэтому их распознание может быть затруднено.

Более сложным является неправомерная интерпретация фактов. Например, никто не отрицает, что фашистская Германия напала на СССР, но на Западе все более распространенным становится мнение о том, что СССР несет равную ответственность с Германией за начало II мировой войны. С точки зрения российской исторической науки налицо неправильная интерпретация таких фактов, как заключение Советским Союзом Пакта о ненападении с Германией. С советских времен виновниками развязывания II мировой войны отечественные историки полагают Францию, Англию и Германию, поскольку первые позволили фашистам отнять Судетскую область у Чехословакии.

Советская историография исходила из миролюбивого характера внешней политики СССР, который коренился в ее марксистско-ленинских истоках, а причина всех войн ХХ века виделась исключительно в агрессивной политике империализма.

И наши и западные историки не подвергают сомнению основополагающие факты, но по-своему их интерпретируют. Причем с обеих сторон этим занимаются не какие-то маргиналы, а известные и авторитетные в своих национальных научных кругах историки. Западные ученые в своей интерпретации исходят из либерального взгляда на общество и его историю – положительно все, что содействует распространению свободы и демократии, и плохо то, что этому противодействует. Поскольку, по их мнению, свободы в СССР было ненамного больше, чем в фашистской Германии, то эти две страны и виновны в развязывании самой большой бойни ХХ века.

В соперничестве интерпретаций, когда обе стороны опираются на одни и те же факты, выигрывает та сторона, которая создает свою историю на основе наиболее убедительной теории. В советское время марксистско-ленинская историческая концепция была убедительна не только на трети территории планеты, напрямую зависящей от СССР, но и многие европейские интеллектуалы вплоть до 1968 года «грешили» марксизмом. В этих условиях советская историческая наука достаточно уверенно отстаивала отечественный исторический суверенитет.

Положение на мировоззренческом фронте

Можно утверждать, что благодаря твердости и убедительности идейных позиций, подкрепленных достижениями в экономике, науке, социальной сфере, и великими победами на полях сражений, наша история была суверенной национальной наукой, которую можно было критиковать, но с интерпретациями которой вынуждены были считаться даже самые ярые идейные противники.

Крах коммунизма кардинально изменил положение дел на мировоззренческом фронте. Отбросив марксизм-ленинизм, мы кинулись осваивать зады западных исторических концепций. Многие историки, так или иначе, сегодня работают в их рамках или русле. Не будучи авторами этих концепций, они не имеют права окончательных трактовок, и всегда могут быть опровергнуты в своих интерпретациях. Да и те трактовки, которые они сегодня создают, во многом предопределены используемыми концепциями, вот и приходится, по словам В. Мединского беспрерывно бороться с новомодными интерпретациями: «Только разъяснишь пакт Молотова – Риббентропа, а на тебя уже с Кутузовым наперевес бегут – мол, не так воевал, не так Наполеона победил, да и не победил вовсе».

Борьба фактов на том поле, где все решают интерпретации, не принесет нам успеха, в виду того, что сегодня мы не можем успешно создавать интерпретации, поскольку они всегда исходят из цельных мировоззренческих конструкций, а такой у нас до сих пор не создано. Заявка же на патриотизм, как национальную идею, вполне пригодна для внутреннего употребления, а вовне никому наши патриотические интерпретации неинтересны, а ведь самая большая опасность исторической десуверенизации грозит нам извне.

Цена исторических баталий

Борьба за историю сегодня – это такая же острая, бескомпромиссная и важная часть борьбы за суверенитет, как и любая борьба за независимость, свободу народа осуществлять свою волю на его территории. Правда борьба эта ведется не силовыми методами, а с помощью идей, и в этой области мы, к сожалению, не столь сильны, как в области военной, но если мы эту борьбу проиграем, то последствия будут не менее тяжкие, чем от военного поражения, поскольку нам придется платить контрибуции и репарации всем тем, кто уже сейчас считает убытки, причиненные вхождением в состав некогда единого Советского Союза. Политики Литвы неоднократно предъявляли претензии России на суммы от 20 до 278 млрд долларов, Латвии — от 60 до 100 млрд долларов, Эстонии — от 4 до 17,5 млрд долларов. 17 ноября 2011 года тогдашний начальник Генерального штаба Н.Макаров на заседании Общественной палаты РФ заявил о том, что территориальные претензии ("притязания") к России имеются со стороны Норвегии, Финляндии, Эстонии, Германии и Литвы, Японии. Все они обосновываются, прежде всего, исторически.

Поражение в борьбе за историю приведет к катастрофическим последствиям и внутри страны. Не забудем, что развал СССР начался с атаки на советскую историю, и когда она была превращена из истории борьбы за «светлое будущее» в историю «империи зла», советские граждане не захотели защищать такую страну, и она легко распалась на полтора десятка государств. Государство с «плохой» историей некому будет защищать, и его ракеты, танки и самолеты окажутся бесполезной грудой металла, поскольку  солдаты и офицеры, лишенные исторических идеалов и ценностей вряд ли захотят жертвовать своими жизнями за «плохую» страну.  Так что нам обязательно надо выиграть борьбу за историю.

Сегодня создан единый учебник истории, однако он не решает проблемы, потому, что учебник это всегда свод устоявшегося, непротиворечивого, принятого в научной среде знания, исходящего из одной концепции. Такого исторического знания, единой концепции истории России с которой было бы согласно большинство историков и которую бы приняло наше идейно фрагментированное общество, сегодня нет, а значит и учебник вряд ли приведет к единому взгляду на прошлое нашей страны. Правда, как доложил на заседании директор Института всеобщей истории РАН А. Чубарьян, в этом году, с выходом последнего, VI тома «Всемирной истории», миру будет «представлена российская концепция мировой истории».

Нужна выработка единого мировоззрения, которое было бы принято большинством общества, и, как заявил на заседании В. Путин: «Российская история – это основа нашего национального мировоззрения, культуры в самом широком смысле этого слова. Это, безусловно, источник понимания своей идентичности и своей цивилизационной миссии. И это необходимые уроки для решения современных задач, для того чтобы посмотреть немного вперёд: на ближайшую, среднесрочную, отдалённую перспективу»[2]



[1] //histrf.ru/biblioteka/book/nie-nado-ghoniatsia-za-falsifikatorami-u-nas-iest-svoia-istoriia

[2] //www.kremlin.ru/events/president/news/52201

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: следующая неделя может стать самой важной в этом году
      Инвесторов тревожит состояние торговли и намеки на слабость американской экономики. Результат – ослабление американской валюты и худшая с октября неделя.
    2. Может статься, России не нужен газовый контракт с Украиной
      В прогнозе о заключении соглашения с Украиной премьер-министр Дмитрий Медведев сослался на Ильфа и Петрова
    3. Экспериментальый налог платят четверть миллиона человек
      Госдума РФ распространила эксперимент по взиманию налога с самозанятых еще на 19 регионов России. До сих пор он проходил в четырех, включая Москву
    Реклама