Конспиративное начало

17 ноября 2008, 00:00

Напомним, что биржевая паника в России достигла кульминации непосредственно после банкротства Lehmann Brothers 15 сентября. Один из крупнейших банков США, до последнего надеявшийся на финансовую помощь, простил всему миру свои долги и прекратил существование. Это привело к таким обвалам на биржах, что они войдут в историю, но вскоре в Америке разразилась битва за добычу, которой стал банк Wachovia.

Сергей Голубицкий (руководитель школы интернет-трейдинга Internettrading.net): Четвертый по размеру банк Америки — Wells Fargo в самый последний момент прямо изо рта вырвал у второго банка Америки Citigroup полуживую добычу — третий банк Америки «Ваковия» (Wachovia). В воскресенье 28 сентября ФРС в прямом смысле слова вынудила «Ваковию», пребывавшую в коме от неподъемного бремени кредитов subprime, продаться Citigroupe практически за бесценок — за $2 млрд долларов исходя из стоимости акции $1 за штуку. Это при том, что еще 19 сентября ее акции стоили $19.

Надругательство над «Ваковией» продолжалось четыре дня, пока в пятницу благородный рыцарь Wells Fargo не сделал сенсационное предложение — выкупить Wachovia не за $2 млрд, а за $15 млрд, причем банк сохраняет свою целостность (Citigroup планировал «Ваковию» расчленить). И тут началось! Что же тут началось! Какой визг и вой поднял Citigroup, какую кипу судебных исков выкатил за выходные против Wells Fargo и Wachovia, которые не позволили провернуть аферу и скупить за бесценок банк, чья реальная стоимость даже сегодня, по оценке независимых экспертов, никак не меньше $60 млрд.

Внимательное изучение аферы вокруг Wachovia по крайней мере у меня не оставило сомнений: вся ситуация была спланирована и срежиссирована с единственной целью — перекроить собственность! Забрать у одних и передать другим! Забрать у структур, далеких от Федерального резерва, и передать структурам близким, дружественным и даже родственным.

Что это означает в глобальной перспективе? А то, что вся эта фантасмагория вокруг subprime, банковской неликвидности, нехватки кредитных денег может легко оказаться виртуальной инсценировкой! Наподобие той, которая позволяет оценивать активы Wachovia в $2 млрд, хотя на самом деле они переваливают за $60 млрд. А значит, мы являемся свидетелями не только виртуализации экономических отношений, но и колоссальной мистификации этих отношений! Как только повестка дня будет выполнена, состоится распил целевых денег, санкционированных Конгрессом, а активы от неправильных дяденек перетекут в карманы дяденек правильных, туман рассеется, и экономика чудесным образом выздоровеет (вернее, будет официально объявлена выздоровевшей). А значит, нормальным пацанам из Эсэнговии не придется расставаться с ипотекой и полюбившейся малолитражной иномаркой!

Константин Илющенко (D’): Если придерживаться версии о том, что все произошедшее — результат не рыночной стихии, а целенаправленных действий американцев, то я смотрю на ситуацию как-то вот так. В одной далекой галактике ФРС эмитировала и предоставила длинные деньги под низкий процент своим банкам, которые дали их в кредит другим странам. Российские предприятия и банки имеют внешний долг $500 млрд (почти 1/2 отечественного ВВП), из них $160 млрд со сроком погашения до года. Кроме раздачи кредитов американские банки сами покупали ценные бумаги по всему миру — акции и облигации. Покупать не боялись, потому что некий доход им гарантировали, ну, например, ФРС или сионские мудрецы. Либо им просто сказали: покупайте и ничего не бойтесь. Кроме этого были выданы кредиты под залог ценных бумаг, в том числе российским олигархам.

Например, «Альфа-групп» получила кредит от Deutsche Bank (действующего в интересах фондов прямых инвестиций) под залог 44% акций «Вымпелкома». А «Седьмой континент» заложил 75% (!) акций.

Итак, кредиты выданы. Убытки и долги американских банков свалены на Lehman Brothers, и в день Икс американцы начали продажу ценных бумаг по всему миру, что одновременно стало обесценивать залоги. Полученные средства конвертируются из национальной валюты в доллар и оправляются на родину. Выданные ранее кредиты американцами не рефинансируются. Национальная валюта под таким натиском девальвируется (Венгрия, Украина, Исландия, Мексика). Рубль (как и евро) относительно доллара падает на 15%. На российский ЦБ фактически набежали вкладчики и сняли со счетов 20% валютных резервов. «Альфа-групп» российские власти помогли. Дали в кредит $2 млрд, иначе бы она лишилась акций «Вымпелкома» по маржин-коллу. Чем закончилось дело с «Седьмым континентом» — пока неясно. Но подозреваю, что повезло, как «Альфе», не всем. Поэтому прямой целью Америки видится приобретение активов через маржин-коллы. Иначе крупные пакеты акций не купить, сколько доллары ни печатай. На биржах просто нет большого free float. Кроме того, предприятия, севшие на кредитную иглу, получают удар. Оборотных средств нет, новые проекты замораживаются. США рулит.

Romnat (биржевой игрок): Есть еще третья версия кризиса. Моя. Вкратце суть: на протяжении последних 5000 лет экономический рост, происходящий рывками, обусловливается появлением новых технологий. Начиная с истоков истории — появления земледелия вместо скотоводства. В ХХ веке все три долгосрочных экономических подъема были обусловлены технологическими рывками. Первые два стали следствием двух мировых войн и появлением новой техники и технологий, разработанных для военных целей и нашедших потом мирное применение и воплощение в новых товарах (как пример: холодильник, телевизор). Первый цикл начался после Первой мировой войны и окончился Великой депрессией, второй начался после Второй мировой и окончился стагфляцией 1965–1982 годов. Накопленные во время стагфляции технологические достижения (компьютер, сотовая связь, интернет) дали начало третьему долгосрочному циклу роста 1982–2000 годов. Нетрудно заметить, что технологические достижения последнего этапа лежат в области оптимизации управления (компьютер) и связи (сотовая связь, интернет), что позволило вынести производство из технологически развитых стран Запада в Азию и эффективно управлять ими с другого конца света. В докомпьютерную и доинтернетную эпоху эффективное управление на расстоянии было невозможно, так же как была невозможна глобализация.

Нынешний кризис связан с невозможностью технологического рывка сейчас, отсутствием или неразвитостью новых технологий. Поэтому невозможно появление принципиально новых товаров и реинвестирование накопленной мировым капиталом прибыли в их производство.

Источник: журнал «Компьютерра», Finam.ru