Нефтяной спред — это сигнал!

Следует ли наш рынок акций за нефтью на самом деле

Расхожее утверждение о том, что российский фондовый рынок является первой производной от рынка нефти, повторяют всюду и везде, по поводу и без. Ну что ж, спорить с этим бесполезно. Поэтому надо попытаться извлечь выгоду. Конечно, простое сопоставление котировок черного золота и значений индекса было бы чрезмерным упрощением, так что предлагаем более изящный подход.

Кстати, а так ли уж нелогично было бы просто сопоставить два графика — нефти и РТС — и получить готовый ответ на все вопросы, универсальный индикатор? Как показывает расчет, действительно нелогично. Вернее, может быть, и логично, но неверно, поскольку, поддавшись абсолютно стереотипному представлению о нашем рынке, мы получили бы некорректные результаты. Вот о чем говорит нам статистика: с начала текущего года корреляция индекса ММВБ и РТС с котировками Brent и WTI составляла примерно 0,6. Неплохо, но и недостаточно для однозначных предсказаний. За прошедший год, с середины 2009-го, — уже 0,5, за 2008–2010 годы — 0,3–0,4, а в 2002–2004 годах ее вообще почти не было! На самом деле на графиках есть периоды, когда нефть и индекс меняются согласованно, а бывает, когда движения могут иметь даже прямо противоположное направление. Значит, полностью полагаться на такой фактор, как цена нефти сама по себе, не стоит.

Такая разная нефть

Дело в том, что, во-первых, цена нефти определяется целым рядом факторов, иногда не касающихся фондового рынка и мира финансов, а во-вторых, российский рынок состоит отнюдь не только из нефтяных компаний. В индексе ММВБ, например, вес нефтянки — всего 53%. Только половина! Так что любое прямое влияние нефти на российский фондовый рынок через доходы торгуемых компаний уже можно делить на два. Конечно, косвенное наполнение бюджета и рост личных доходов играют очень большую роль, но это влияние не быстрое и как краткосрочный индикатор уж точно непригодное.

Нам нужен сигнал более быстрый и чуткий, говорящий о настроениях спекулянтов. Только такой инструмент может отражать готовность крупных инвесторов принимать повышенные риски, направлять излишки временно свободной ликвидности на товарные и другие рынки, в развивающиеся регионы и т. д. Ну, и раз уж мы пытаемся доказать зависимость финансовой России от нефти, в этом деле нам очень поможет сопоставление цен на марки Brent и WTI. Логика, основанная на наблюдении, такова: марка WTI активно используется для торговли (как спекуляций, так и хеджа) на рынке США, и именно американские средства задают там тон, что делает эту марку очень чувствительной к прогнозам добычи и потребления, а также к ожиданиям по темпам роста американской и мировой экономики. Марка Brent торгуется существенно более плавно, игроки в данном инструменте более консервативны. Сам контракт на нее применяется для хеджевых операций, связанных с реальной поставкой сырья, в гораздо большей степени, чем WTI, то есть вес спекулянтов здесь меньше. Впрочем, это не только наше утверждение, его разделяют основные котирующие черное золото агентства Аrgus и Platts. Более того, они постепенно готовят замену марки WTI как вышедшей из доверия.

Итак, обе марки нефти движутся довольно синхронно (корреляция порядка 0,85), но WTI как бы колеблется вокруг Brent. В итоге возникает переменный спред, становящийся то положительным, то отрицательным. Когда настроения крупных спекулятивных инвесторов, работающих на нефтяном рынке и обладающих большим объемом свободных коротких денег, являются оптимистичными, они готовы активно вкладываться в WTI. Когда ситуация ухудшается — они так же активно закрывают спекулятивные позиции. В Brent такие действия менее выражены, поэтому WTI растет и падает активнее Brent, становясь то дороже (оптимизм), то дешевле нее (пессимизм). Значит, нефтяной спред и сам по себе может служить объектом торговли, и как индикатор может быть использован не менее успешно.

«Лонг» по оптимизму

Посмотрим, как такой индикатор можно применить для анализа индекса ММВБ. Действительно, индекс нефтяного оптимизма (НО), рассчитанный как разность между WTI и Brent, указывает на периоды, которые можно трактовать как благоприятные для спекулятивного роста (индикатор выше нуля) и благоприятные для спекулятивных продаж (ниже нуля). Конечно, как и всякий другой индикатор, этот индекс имеет области, где работает хорошо и не очень. Ведь он отражает лишь часть фундаментальных факторов и исходит из того предположения, что готовность вкладываться в российский рынок у крупных спекулянтов пропорциональна степени оптимистичности настроя и готовности идти в рисковые активы, в том числе сырьевые.

Однако, как мы видели выше, прямая привязка российского рынка к нефти некорректна. Поэтому необходимо дополнить наш индикатор другим и использовать их в качестве взаимных фильтров. Одно из простейших решений — индекс относительной силы RSI (слегка модифицированный для лучшей визуализации), привязанный исключительно к динамике самого анализируемого фондового индекса, в нашем случае ММВБ. RSI позволяет определить среднюю силу «медвежьих» и «бычьих» настроений и рассчитывается как:

100 – 100 / (1 + Up / Down),

где Up — средняя величина положительных изменений цены за период;
Down — средняя величина отрицательных изменений за период.

Соответственно, индикатор принимает значения от 100 (господство «быков») до 0 (господство «медведей»). Когда последовательные экстремумы на графике индикатора расходятся по величине с экстремумами на графике цены, возникают сильные сигналы на покупку / продажу. Это наиболее распространенный принцип анализа рынка по индикаторам на основе дивергенций / конвергенций.

Как видим, такое дополнение в виде RSI действительно оказывается весьма полезным: например, в конце июня 2009 года мы получаем от него предупреждение воздержаться от панических продаж, рекомендуемых индексом НО, а в октябре 2009-го НО, наоборот, дает заблаговременный сигнал для сокращения «лонгов». Характерно, что в конце апреля—мае 2010 года оба индикатора правильно рекомендуют короткие продажи, причем RSI вновь оперативно предостерегает от перегибания палки. Обратите внимание на сильную просадку индекса НО в начале июля, предшествующую новому падению ММВБ.

Интерпретация сигналов — вопрос, к сожалению, всегда довольно индивидуальный, особенно в полуинтуитивном трейдинге, однако сочетание нескольких индикаторов, как в нашем случае, дает хорошие результаты. Мы видим, что число сделок при добавлении RSI сократилось, однако сигналы стали более достоверными, причем НО и RSI именно дополняют друг друга: вместо девяти сигналов на вход, которые я вижу по RSI, и шести сигналов по НО у меня остались четыре сигнала, три из которых оказываются верными, а четвертый приводит к минимальным потерям. Это хорошая оптимизация.

Конечно, можно усмотреть в таком анализе, как и во многих других, попытку подгона под результат, и естественно, что такой подход не должен рассматриваться как безусловное руководство к действию, но несомненно и то, что как показатель настроений крупных институциональных инвесторов такая система сейчас служить может.

У партнеров

    «D`»
    №17 (104) 20 сентября 2010
    Рэнкинг индексных фондов
    Содержание:
    Фундамент тяжелого роста

    С фундаментальной точки зрения «голубые фишки» выглядят дешево, однако ожидать кардинальной переоценки российских бумаг не стоит

    Реклама