Семейный конфликт

Дмитрий Сиваков
7 февраля 2000, 00:00

Захват Качканарского ГОКа - проявление внутриклановой борьбы в медной империи Искандара Махмудова и Михаила Черного

На прошлой неделе на Качканарском горно-обогатительном комбинате в одночасье сменилась власть. "Вооруженный захват" заводоуправления, приведший к отстранению высших менеджеров ГОКа (председателя совета директоров и гендиректора), был красочно показан центральными каналами телевидения; повышенное внимание конфликту уделили и печатные СМИ. На первый взгляд - самое что ни на есть типичное для России столкновение противоборствующих сторон за лакомый кусок собственности.

Тем не менее история на Качканарском ГОКе случилась исключительная. Но не потому, что в процессе борьбы за собственность одна из сторон применила молниеносную и успешную операцию перехвата власти без акций и даже без использования акционерных "технологий". Комбинат действительно стал жертвой борьбы, но не между конкурирующими группировками за собственность, а между кланами внутри одной промышленной империи - за влияние. А шумиха, поднятая в прессе и на телевидении, - не более чем эффектная PR-акция, козырная карта, которая будет разыграна одной из сторон не в судах и не в прокуратуре, а на "семейном" совете империи Искандара Махмудова и Михаила Черного.

Действующие лица

Что же произошло на Качканарском ГОКе? В ночь с 28-го на 29 января на комбинате появилась группа лиц в сопровождении милиции, представителей местной администрации и прокуратуры. Результатом ночного "визита" стало отстранение от должности высших менеджеров ГОКа: гендиректора Джалола Хайдарова и председателя совета директоров Дамира Гареева. Их место заняли соответственно Андрей Козицын и Александр Коцуба. Во время "переговоров" на стороне победителей участвовали также Валерий Абрамов и Искандар Махмудов.

Стороны, участвовавшие в конфликте, по-разному оценивают произошедшее. Пострадавшая сторона говорит о вооруженном захвате, не имеющем никакой законной силы. Победившая рассуждает о мирном и законном перехвате власти и о силовом сопротивлении прежнего руководства, организовавшего силами своих структур псевдорабочие забастовки и несанкционированные митинги. Кто из сторон более опорочил себя неправовыми действиями, сейчас неважно. Главное, что перечень участвовавших в конфликтной ситуации лиц почти исчерпывает список главных лиц в Уральской горно-металлургической компании, детище Махмудова и Черного (см. таблицу).

Самый любопытный персонаж в этой галерее лиц, конечно, сам Искандар Махмудов. Его называют медным королем России, подлинным архитектором "Сибирского алюминия", человеком, насильно изгнавшим группу "МИКОМ" с Кузнецкого меткомбината, доверенным лицом и партнером Михаила Черного. Прямо доказать это, конечно, невозможно. Но косвенных подтверждений довольно много. Например, на сайте МДМ-банка есть список его стратегических партнеров. Первые два места в нем занимают "Сибирский алюминий" и "Уралэлектромедь".

До последнего времени Искандар Махмудов избегал встреч с прессой. Первое в своей жизни интервью он дал одному из авторов этой заметки как раз накануне захвата Качканарского ГОКа. Он недвусмысленно дал понять, что Михаил Черной и Олег Дерипаска являются его партнерами по бизнесу. Спустя несколько дней вместе с Андреем Козицыным он уже отдавал первые распоряжения на комбинате, формально не имея на нем никакой исполнительной должности.

Характерная деталь: действующие лица конфликта (Хайдаров и Козицын) в разговоре с корреспондентом "Эксперта" высказывались очень эмоционально в адрес друг друга, но не по отношению к Махмудову. Об этом господине все персонажи отзывались исключительно положительно, старательно избегая даже намеков на причастность его к происходящим на ГОКе катаклизмам.

Мавр сделал свое дело, но захотел уходить

Создателем "медного" холдинга (Уральская горно-металлургическая компания, УГМК) ныне считается Андрей Козицын, которого Михаил Черной однажды даже назвал одним из лучших своих менеджеров. О том, что и "потерпевшая" сторона входила в команду Махмудова, в разговоре с корреспондентом "Эксперта" признался сам г-н Хайдаров: "Несколько лет назад собственниками ряда медных предприятий, в том числе и господином Махмудовым, передо мной была поставлена задача - создать медный холдинг".

Когда же и из-за чего разгорелся конфликт в медном королевстве? Слово Джалолу Хайдарову: "Когда я пришел на 'Уралэлектромедь', этот завод производил четыре с половиной-пять тысяч тонн меди в месяц. Когда я передал холдинг Козицыну, предприятие производило уже двадцать-двадцать две тысячи тонн. Я подготовил всю юридическую основу создания холдинга, над проектом работали мои экономисты, юристы и аудиторы. На Урале, вспоминая 'медный' холдинг, часто говорят о феномене Козицына. Этот феномен - люди, которые сейчас сидят перед вами в этом офисе! (разговор шел в московском представительстве Качканарского ГОКа. - 'Эксперт')".

Насколько можно восстановить события, преуспевающего менеджера в 1998 году "перебросили" на новый фронт работ - черную металлургию. В планах освоения нового рынка под номером один числился Качканарский ГОК. Усилиями Хайдарова и Гареева был осуществлен перехват власти на комбинате, что позволило подготовить почву и для укрепления позиций на Нижне-Тагильском металлургическом комбинате (напомним, что в прошлом году кредиторы банкротящегося НТМК подписали мировое соглашение, в результате которого произошло перераспределение акций в пользу дружественных Махмудову компаний, свое прежнее влияние частично потеряла компания "ЕАМ", руководимая Андреем Абрамовым). Судя по всему, в определенный момент времени ведущие менеджеры (Козицын и Хайдаров) разошлись в стратегии дальнейшего развития группы. Первый из них ратовал за экстенсивное развитие - формирование на базе ГОКа и НТМК огромного чернометаллургического холдинга, второй пошел интенсивным путем - его интересовало укрепление позиции менеджеров, самого ГОКа и увеличение его и своих прибылей (например, за счет ванадиевого проекта - см. "Эксперт" N23 за 1999 год).

Невидимый для окружающих конфликт интересов наверняка разрешился бы мирным путем, но случилось непредвиденное: в ноябре прошлого года прорвало плотину шламохранилища, водой затопило часть карьера и близлежащих поселков. Эта авария ускорила развитие конфликта. Ликвидация ее последствий потребовала значительных денежных вливаний (прямой ущерб составил около 250 млн рублей), что неминуемо уменьшило денежные потоки от ГОКа к прочим компаниям группы.

Андрей Козицын в телефонном разговоре с корреспондентом "Эксперта" прямо сказал, что главная причина отстранения от власти Хайдарова и Гареева - непрофессиональное управление ГОКом, повлекшее аварию и огромный ущерб финансам комбината. Нам удалось ознакомиться с документами, которые частично снимают эти обвинения. Из документов видно, что авария в основном стала следствием ограничений подачи энергии на пульпонасосную станцию шламохранилища со стороны "Свердловэнерго". ГОК не имел существенной задолженности за потребленную энергию, и энергокомпания предложила по сути осуществлять предоплату, а в качестве приманки, видимо, решила использовать рубильник. Тем не менее претензии к Хайдарову у партнеров возникли резонно: договориться с энергетиками было можно и нужно.

Однако "воздействовать" на провинившихся менеджеров оказалось не так просто: они уже смогли закрепить под своим управлением до 70% акций ГОКа и принять внутренние документы общества, практически ограждающие их от посягательств сторонних акционеров. Поэтому неудивительно, что в лагере "победивших" конфликт трактуют предельно просто: мол, Гареев и Хайдаров вздумали поиграть в свою игру: повысили отпускные цены для НТМК, принялись уводить прибыль и не рассчитались за деньги, ссуженные у партнеров на покупку акций ГОКа.

В "семье" обходятся без формальностей

Смена власти на Качканарском ГОКе формально обязана решению совета директоров АО, "заседавшего" в составе всего лишь четырех человек и заочно переизбравшего как своего председателя, так и гендиректора комбината. Однако команда Андрея Козицына, видимо, не была знакома с действующей редакцией устава и положения о совете директоров ГОКа, в результате чего избрание нового гендиректора (равно как и председателя совета директоров) стало полностью нелегитимным. Дело в том, что по закону об АО как кворум, так и регламент совета директоров отданы на откуп внутренним документам общества. А в их оригиналах, с коими удалось ознакомиться "Эксперту", записано:

"5.10. Заседание совета директоров является правомочным, если в нем принимают участие члены совета директоров, обладающие в совокупности не менее чем пятью голосами.

5.24 Решения совета директоров по вопросам, указанным в пункте 2.2.11 (избрание гендиректора. - "Эксперт").., а также вопрос о переизбрании председателя совета директоров, не могут быть приняты путем проведения заочного голосования.

4.10 Председатель совета директоров может быть переизбран только с его личного согласия".

Нетрудно понять, что с таким набором нарушений устава незаконно отстраненным менеджерам Качканарского ГОКа будет не только легко вернуть ситуацию в прежнее состояние, но и легче легкого оформить иск в прокуратуру о возбуждении уголовных дел против нынешних "руководителей" (для чего будет достаточно только одной платежки, заверенной "гендиректором").

Пикантность ситуации налицо. Последовательная защита потерпевшими своих прав может вылиться в многочисленные уголовные дела, а под следствием рискуют оказаться опытнейшие менеджеры медной промышленности. Вряд ли такая перспектива устроит "старших" партнеров Хайдарова по бизнесу - Искандара Махмудова и Михаила Черного. Следует ожидать, что внутриклановые распри будут решаться не в судах и не в правоохранительных органах, а на "семейном совете". Скорее всего, команда Хайдарова получит дополнительные привилегии, а сам он повысит свой статус до "старшего" партнера.

Впрочем, события могут и обостриться. Не исключено, что Хайдаров пойдет на полный разрыв отношений с Махмудовым, если действительно захочет сыграть свою игру среди монстров черной и цветной металлургии. Для этого, правда, ему нужны мощные покровители, иначе не расплатиться по долгам с бывшими "родственниками".