О выборах - в Мосгордуму и вообще

Александр Привалов
10 декабря 2001, 00:00

В прошлый понедельник "Новая газета" сообщила, что мэр Москвы Ю. М. Лужков в своем кругу заявил о намерении уйти в отставку, если из-за неявки избирателей сорвутся выборы в Московскую городскую думу. Во вторник мэр назвал такие слухи "вредной чушью", а вице-мэр В. П. Шанцев добавил, что разговоры о возможности срыва выборов лишь дезориентируют москвичей, поскольку, мол, уже 37-38% избирателей твердо решили исполнить свой гражданский долг.

Волновать избирателей и вправду не стоит: 37, там, или 36 процентов готовы голосовать - это вилами по воде писано, но странно сомневаться, что нужную явку (всего-то 25%!) по итогам выборов без труда нарисуют. Против подтасовок, а уж особенно - нужных начальству, науке известно одно средство: межпартийная конкуренция, ради которой посланцы борющихся кандидатов зорко следят друг за другом и за избирательной комиссией. Предстоящие же 16 декабря выборы в Мосгордуму устроены так, что конкуренции на них не предполагается.

Потому-то, собственно, и возникли обоснованные сомнения в ожидаемой (реальной) явке: произошедшее в Москве слияние всех, кроме коммунистов, влиятельных политических сил в единый блок лишило выборы какой бы то ни было интриги. Хуже того, механика слияния предопределила и партийную структуру будущей думы, чем окончательно доказала всякому не вполне поврежденному избирателю, что его драгоценное мнение ни одной собаке не интересно. Какая партия получит сколько мест - решено, как будут звать обладателей этих мест - решено, а ты, дружок, пойди на участочек и засвидетельствуй, что горячо одобряешь линию партии... Ищите дураков!

Право, не знаешь, чему более дивиться: самоуверенности ли партии власти, полагающей, что о горячей любви народа к ней народ уже можно не спрашивать; никчемности ли "либеральных партий", "Яблока" и СПС, из трусости или из лености не взявшихся бороться на этих выборах за свои принципы - и принявших взамен гарантированную пайку всенародного одобрения из властного распределителя. А может быть, удивительнее всего молчание, а то и похвалы, с которыми бессчетные наши аналитики и комментаторы, за редчайшими исключениями, наблюдают всс это феерическое безобразие.

Если относиться к внутренней российской политике хоть немного всерьез, то в этой истории нельзя не усмотреть сразу многих жизненно важных проблем. То, что делается с московскими выборами, - голая профанация, но в ней вскрылась искусственность всего нашего государственного устройства.

Вот смотрите: выборы законодательной власти региона. Даже забудем, что этот регион - Москва, по экономическому весу тянущая на немаленькое европейское государство. Просто - региона. Разрешаемая законом неявка избирателей - 75% (это ведь не только в столице - в большинстве регионов так). То есть восьмая часть избирателей может избрать региональный парламент по своему вкусу. К чему тут больше неуважения, к идее парламента или к идее всенародных выборов? И ведь это воспринимается как должное!

Не без причины. Я понимаю, что никто этого не делает, но просто для смеха почитайте или послушайте московские предвыборные тексты. Содержащиеся в них тезисы легко и почти без остатка делятся надвое: высказываются пожелания и намерения, либо имеющие явно федеральный размах, либо сводящиеся к устройству детской площадки во дворе дома N8. При чем тут регион? Повторюсь: регионы слишком малы для решения крупных проблем и слишком велики для мелких. Мы навязали им парламенты - кому они сегодня действительно нужны? Только губернаторам - как же, атрибут субъекта федерации. (То есть они нужны еще и бандитам - для обретения неприкосновенности, но об этом отдельно.) Стало быть, может ли региональный парламент стать чем-либо иным, кроме юротдела губернской канцелярии? Не может и не становится. Потребуй явки повыше да не подбрасывай в урны бюллетеней - его вовек не избрать. Он не нужен избирателям.

На самом-то деле, точнее так: избиратели сегодня не видят в нем нужды. Избиратели вообще мало что видят, и в этом - еще большая проблема. Борьба Америки за независимость началась под лозунгом: налогообложение без представительства есть тирания. А представительство без налогообложения - это что? Если у нас не платящие или почти не платящие налогов слои населения неизменно превалируют среди активных избирателей, то наше представительство - это что?

Пресловутое протестное голосование - это что? И ведь так важно о нем толкуют - заслушаешься. Своими ушами слышал комментарий к приморским выборам: мол, представитель президента отговаривает выбирать бандитов, но народ, мол, так не любит Кремль, что проголосует наоборот. Люди, из нелюбви к кому бы то ни было голосующие за бандитов, могут быть названы различными словами, но называть их избирателями, а результат их действий (и бездействия людей более вменяемых) народовластием - если не издевка, то обморочный самообман.

Коротко говоря, мы сильно забежали вперед самих себя. Формы развитой демократии, горделиво принятые нами, - будь то выборы или разделение властей, или те же партии, - нам очень на вырост. Заполняет эти формы пока в основном начальство, обжившееся в них весьма привольно. По-хорошему, нам бы идти к такому устройству страны очень не спеша: и через избирательные цензы, и через долговременное привыкание к ответственности выборов на местном уровне, и через постепенный рост этого самого гражданского общества. Увы, на все это у России не было времени: в конце ХХ века вписать в Конституцию имущественный ценз было, конечно, невозможно.

Что теперь делать? Боже упаси, ничего особенного не делать. Терпеть одежду не по росту - и стараться расти побыстрее. И именно с этой целью - по возможности поменьше себе врать.