Второй против первого

Политика
Москва, 17.06.2002
«Эксперт» №23 (329)
Необычная политическая активность премьера Касьянова в последние полгода есть следствие обострения внутриполитической обстановки. Оно, в свою очередь, объясняется двумя причинами - предстоящими выборами и недвусмысленно прозападной позицией президента

Примерно с весны глава кабинета Михаил Касьянов начал удивлять публику. Он стал совершать поступки, явно выходящие за рамки его устоявшегося имиджа "технического премьера", что дало аналитикам повод тут же заговорить о самостоятельной игре, которую якобы повел премьер, и, естественно, о его президентских амбициях. Первым в ряду ярких поступков главы кабинета стало понижение в должности Ильи Клебанова с поста вице-премьера, курирующего сферу ВТС, до министра промышленности, науки и технологий. Собственно, это могло удивить только людей непосвященных, так как именно Клебанов в свое время инициировал удаление из правительства двух столпов ельцинского клана - министров Евгения Адамова и Николая Аксененко (как вице-премьер он курировал Минатом и МПС) и рано или поздно это должно было ему аукнуться, тем более что профессионально он и сам был не без греха. Беспрецедентной оказалась форма отставки - она была произведена по представлению главы кабинета, тогда как до сих пор судьба правительственных чиновников такого уровня зависела исключительно от главы государства. К тому же речь шла об одном из самых влиятельных членов считающейся пропрезидентской элитной группировки.

Другим подвигом Касьянова, обратившим на себя внимание, стала его недвусмысленная позиция в истории со "Славнефтью", где, как известно, недавно сменилось руководство. В борьбе за кресло президента компании верх одержал ставленник "старокремлевского" клана Юрий Суханов, чью победу обеспечил именно премьер, предписавший госпредставителям голосовать на собрании акционеров соответственно. При этом Касьянова не смутило ни то, что на новоизбранного президента заведено уголовное дело, ни то, что и само собрание акционеров обладало сомнительной легитимностью, поскольку решением суда объявлено незаконным. Депутат Госдумы Юрий Никифоренко дал этой ситуации такой простодушный комментарий: "Нас крайне удивляет, что Михаил Касьянов безоглядно утвердил Суханова. Суханов - человек Романа Абрамовича, а тот тесно связан с кремлевской группировкой. Выходит, Касьянов выполняет кадровые пожелания олигархов?" Надо ли говорить, что главным соперником Суханова был ставленник питерской группировки, так что и здесь Касьянов снова в каком-то смысле оппонировал президенту.

Но если суть двух приведенных эпизодов была очевидна лишь посвященным из числа политической элиты да вездесущим аналитикам, то в середине мая премьер уже полемизировал с президентом во всеуслышание. На неоднократные призывы главы государства выработать наконец стратегию, которая позволила бы экономике совершить прорыв, Касьянов, выступая с думской трибуны, ответил как отрезал: никаких прорывов не будет! И пояснил, что требуемые Путиным 6-8% роста возможны, но не через два месяца, а в результате долгих структурных реформ. А прорывы, добавил он назидательно, всегда грозят ошибками. Речь премьера была оценена как программная и имела большой резонанс, наблюдатели даже назвали ее "альтернативным ежегодным посланием парламенту".

Спрашивается: откуда вд

Новости партнеров

«Эксперт»
№23 (329) 17 июня 2002
Калининград
Содержание:
Калининградский вопрос

Редакциооная статья

Международный бизнес
Русский бизнес
Международный бизнес
Международный бизнес
Экономика и финансы
Наука и технологии
Наука и технологии
Экономика и финансы
Экономика и финансы
Наука и технологии
Наука и технологии
Реклама