Красные зайцы

Наталья Архангельская
14 октября 2002, 00:00

Готовясь к думским выборам 2003 года, ведущие политические корпорации России пытаются изменить в свою пользу правила игры и конфигурацию электорального поля

Похоже, правы те, кто, как депутат Государственной думы Олег Морозов, предсказывает, что грядущий избирательный цикл превзойдет все, что мы видели до сих пор, по накалу страстей и замысловатости предвыборных маневров. Уже сегодня, более чем за год до выборов, сенсации идут одна за другой. Причем одна другой таинственнее. Еще не улеглась волна вокруг странной истории с поправками в Закон о референдуме, а перед нами уже две новые загадки: лондонское интервью Бориса Березовского редактору левопатриотической газеты "Завтра" Александру Проханову и экстравагантная инициатива "Единой России" - повышение проходного барьера для партий с нынешних 5 до 12,5%. На первый взгляд все перечисленные события оставляют ощущение неадекватности, хотя их участники - люди вполне вменяемые. Найти здесь логику можно, только копнув поглубже. Стоит приглядеться, как станет ясно, что эти внешне бессмысленные действия - суть элементы общего узора, который превратится в нечто законченное к декабрю будущего года.

Семейная игра

Понять подспудный смысл инициативы "Единой России" с проходным барьером невозможно, не разобравшись в сути интриги вокруг операции "Референдум". Напомним, что в середине сентября Госдума с подачи "единороссов" внесла в Закон о референдуме поправки, запрещающие проведение референдумов в год выборов, дабы исключить возможность использовать их в пропагандистских целях. В качестве жупела сторонники поправок использовали КПРФ, заявлявшую о намерении добиться в 2003 году народного волеизъявления по частной собственности на землю и ряду других горячих вопросов.

Пафосные речи депутатов в пользу этого решения (против которого голосовали только коммунисты) отдавали изощренным фарисейством, поскольку было ясно, что нужды в поправках нет никакой: если власть не захочет, она референдума не допустит - для этого в закон заложена масса препон и рогаток. За десять лет существования закона мы имели лишь один референдум, памятный всем, - да, да, нет, да. И все. Хотя разные политические силы регулярно пугают правителей мнением народным, а для коммунистов - это просто любимая забава. Кстати, лидеры КПРФ, как люди вполне трезвые, ни в коей мере не рассчитывали на успех своей затеи и, готовясь к отходу на заранее обустроенные позиции, уже начали привычно жаловаться, что власти им мешают. Возня с поправками, выглядевшая пальбой из пушек по воробьям, левых немало удивила, о чем публично высказывался, к примеру, Анатолий Лукьянов. То есть коммунисты тоже задались вопросом: что же происходит?

На этот счет есть версия, которая выглядит вполне правдоподобно, - по крайней мере, если ее принять, то концы сойдутся с концами. Ажиотаж с поправками был задуман в ближайшем окружении президента, но направлен не против КПРФ, чьи позиции и так сильно подорваны, а против семейной группировки, которую не устраивает позиция Путина по союзу с Белоруссией. Старая элита якобы и пытается использовать саму угрозу референдума, чтобы продавить свою идею создания системы российско-белорусских наднациональных органов и заставить, таким образом, президента поделиться властью. Или как минимум вынудить его вступить со старокремлевцами в предвыборный торг. Косвенным образом эта версия подтверждается тем, что под самый занавес обсуждения поправок нежданно-негаданно возникло предложение не вводить ограничения на референдумы по тематике международных обязательств России. То есть старокремлевцы снова переиграли путинцев, используя свое влияние на Думу через президентскую администрацию.

Все демократы

Несмотря на свою вроде бы локальность, операция "Референдум" возымела немалые последствия. Прежде всего пропагандистского свойства. Теперь истинными демократами, последовательными борцами с "тоталитарным режимом" смотрятся именно коммунисты, поскольку правые сильно засветились в возне с поправками, в частности именно они (по слухам, за очень внушительную мзду) и предложили "поправку к поправкам", отменяющую ограничения на референдумы по вопросам о международных обязательствах. Можно не сомневаться, что опытные коммунисты используют подаренный им идеологический ресурс на полную катушку. В роль они уже вошли: буквально на днях КПРФ возвысила свой голос в поддержку радиостанции "Свобода" (лишенную президентским указом неких льгот), обвинив власти в попытках контролировать информационное пространство.

Новый политический пейзаж сильно облегчает пребывающему в британской ссылке опальному олигарху Борису Березовскому задачу легализации его отношений с левыми. В нашумевшем интервью главному редактору газеты "Завтра", члену руководства НПСР Александру Проханову он предложил создать широкий "антипутинский фронт", в котором плечом к плечу выстроятся все - от крайне левых до крайне правых. В пример он привел Украину, где на недавних антикучмовских демонстрациях неразлучны были буржуазная националистка Юлия Тимошенко, социалист Александр Мороз и коммунист Петр Симоненко.

Что же до фракции "Единая Россия" - то она не сумела толком выполнить поручение президента, и этот прокол не мог не уронить ее в глазах Путина. Есть информация, что регионалы, чуткие к политическим ветрам, дующим из Кремля, уже это поняли и начали покусывать "партию власти". Если этот процесс не остановить, то следующая Дума может снова оказаться отчетливо левой. Вот в этом контексте и следует рассматривать инициативу "единороссов" о проходном барьере.

Засланный казачок

Самое простое объяснение этого факта лежит на поверхности: "Единая Россия" хотела бы утопить на выборах всю "мелочевку" на правом фланге, чтобы нарастить свой электорат - особенно в силу собственных не вполне ясных перспектив.

Однако заявленная высота барьера в 12,5% - это столь явный нонсенс, что возникает подозрение - не "подстава" ли это. Комментаторы, конечно, уже вспомнили Мексику, где в определенный период проходной балл составлял 45%, что гарантировало стране однопартийную систему. Или Индию, Грузию и Турцию, где сегодня 10-процентный барьер. (В прочих же странах, считающих себя демократическими, он колеблется от 1 до 7%.) Но у российского политического истеблишмента идея "Единой России" энтузиазма не вызвала: "против" высказались председатели обеих палат Федерального собрания, а коллеги по депутатскому корпусу и вовсе обиделись. Борис Немцов предостерег: именно после повышения проходного барьера в Италии к власти пришел Муссолини, а Ирина Хакамада охарактеризовала предложение фракции ЕР как "непорядочный поступок партии, которая пролезла в Думу только потому, что вовремя прицепилась к имени президента".

Коммунисты опять-таки не растерялись и выступили защитниками прав малых партий и их электоратов, которые могут не получить своего представительства в парламенте. А лидер группы "Народный депутат" Геннадий Райков напомнил, что он уже предлагал повысить барьер до 7%. Примерно то же самое прозвучало и из уст замглавы президентской администрации Владислава Суркова: можно поднять до 7%, но не раньше 2007 года. Из чего можно заключить, что высказанная ЕР идея как минимум согласована с администрацией, непонятным остается лишь откуда взялась дикая цифра в 12,5%. Особенно если учесть, что она была озвучена одним из самых опытных и вменяемых лидеров ЕР - Олегом Морозовым, который просто так сказать подобную глупость не мог.

Следовательно, эта мизансцена кому-то зачем-то понадобилась, и самое простое, что приходит на ум, - речь идет о дальнейшей дискредитации "Единой России", чья репутация и без того оставляет желать лучшего. За этим стремлением может стоять как сам президент, которого убедили, что к следующим выборам ему слепят новую партию, гораздо лучше прежней, так и его оппоненты, желающие ослабления позиций главы государства, чтобы сделать его более сговорчивым в предвыборном торге. И при таком раскладе Олег Морозов мог бы сыграть собственную игру и даже стать лидером будущей "партии власти".

Яблочник Сергей Иваненко назвал процентную инициативу единороссов "красным зайцем", обманкой, вброшенной в поле обсуждения лишь для того, чтобы скрыть истинные стратегические планы. Чьи и какие именно - поживем увидим.

Новая глава старого романа

Ясно, что не ввязаться в такую перспективную игру, не воспользоваться таким выгодным контекстом ловкий интриган Березовский просто не мог. Тем более что его контакты с левыми начались не сегодня и уже пора выходить из подполья. Участие в руководстве политической партией ("Либеральная Россия"), находящейся в оппозиции, призвано было придать имиджу гонимого олигарха респектабельности за границей. В этом у него прямая нужда: в интервью Проханову он жалуется, что ему не дают вида на жительство. Но доска, за которую ухватился тонущий БАБ, оказалась гнилой: злые языки утверждают, что главной задачей сподвижников Березовского по ЛР, было правильно "распилить" поступающие от него спонсорские средства. Но даже и она, судя по последним событиям, включая и гибель еще одного сопредседателя "Либеральной России" Владимира Головлева, оказалась для них непосильной. А гонения со стороны властей, сводившиеся к отказу Минюста зарегистрировать партию, были, по мнению опытных партийных орговиков, чистой фикцией.

Партстроители из других структур утверждают, что пресловутый устав ЛР - камень преткновения в спорах партии с Минюстом - был намеренно составлен так, что исключал возможность регистрации. Это в свою очередь давало возможность "либероссам" поддерживать свой имидж политических диссидентов. А если же с уставом все получилось непреднамеренно, то тогда речь идет о их полной недееспособности.

Так или иначе, но теплой шубы из своей дружбы с ЛР Березовскому было не сшить, а планы между тем он вынашивает грандиозные: не просто вернуться в Россию, но заиметь там серьезный рычаг давления на власть. "Корешиться" с отечественными левыми истинному демократу и либералу Березовскому тоже не впервой: вспомним знаменитое "письмо тринадцати", оглашенное в апреле 1996 года накануне президентских выборов и склонявшее Ельцина пойти на сговор с зюгановцами, - оно было инициировано именно БАБом. Подходящая возможность представилась после передела сфер влияния в Думе, вследствие которого коммунисты потеряли там былые позиции и, ослабев, стали более сговорчивыми.

Для начала БАБу предложили помочь выставившему свою кандидатуру в Красноярске Сергею Глазьеву, который потерял думский комитет по экономической политике и искал новую сферу применения своих сил и способностей. Как утверждают штабисты красноярских выборов, Березовский якобы внес в избирательный фонд Глазьева значительную сумму.

Если коммунисты наберут в будущей Думе хотя бы треть мандатов (чуть больше, чем сегодня), то это даст им блокирующий пакет в нижней палате, а их спонсору - прекрасную возможность торговаться с властью. А в этих играх он силен как никто.

Но на этом пути у Березовского две проблемы. Первая - уговорить Геннадия Зюганова уступить первое место в списке более перспективному Глазьеву. Это трудно, но есть широкий простор для маневров. И вторая - посерьезнее. Отдает себе в этом отчет сам Березовский или нет, но он компрометирует самим фактом своей близости все, к чему приближается. Коммунисты, во всяком случае, это понимают, и на союз идут не от хорошей жизни.

Есть, конечно, у БАБа вариант облагодетельствовать КПРФ без большого шума, но это опасно - могут кинуть: уж в этом-то наши комми - достойные его соперники. Но главное даже не в этом, а в неистребимой тяге БАБа к публичности, которая, в сущности, его и погубила. Брал бы пример с Романа Абрамовича - был бы в порядке. Так нет, он приглашает к себе в Лондон почти равновеликого ему по скандалезности автора Проханова (за которым, кстати, должок - рупор Березовского "Независимая газета" сделала его книге "Господин Гексоген" оглушительную рекламу) и открывает пиар-кампанию. Матч-реванш начался.